Blu-ray Портал SACD Портал DVD-Audio Портал DTS Портал DVD Портал DualDisc Портал
Многоканальная Музыка (Surround SACD & DVD-Audio)

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Reply to this topicStart new topicStart Poll
mm
post 17/08/2005, 12:47
Сообщение #1


Хроник
******

Группа: Администратор
Сообщений: 5,432
Из: Питер

Аудио диски:  609  / 449
Музыкальные DVD:  118  / 110


User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
3axap
post 18/06/2007, 20:58
Сообщение #2


Слушатель
**

Группа: Участники
Сообщений: 32
Из: Москва

Аудио диски:  12



The Turn of a Friendly Card

The Alan Parsons Project

Label: Classic Records
Genre: Rock
Product No.: CHDD 2006
Availability: Back Ordered
Format: HDAD 24/96 24/192


--------------------
Венец эволюции всеравно ВИНИЛ. Все там будем, кроме тех, кто излечится.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
3axap
post 18/06/2007, 21:03
Сообщение #3


Слушатель
**

Группа: Участники
Сообщений: 32
Из: Москва

Аудио диски:  12



ALAN PARSONS: МНЕ НРАВИТСЯ КРУТИТЬ РУЧКИ

Недавно Москву с концертом посетил музыкант, группа которого долгое время была популярной в Советском Союзе, но при этом для многих своих поклонников он оставался человеком-загадкой. Никто не видел его фотографий, никто толком не знал о его истинной роли в группе: играет ли он на инструментах, сочиняет ли музыку или просто руководит процессом, давая ЦУ? Мы встретились с Аланом в надежде это выяснить. «Я родился 20-го декабря 1948-года где-то в Англии», – начал разговор широкоплечий великан с окладистой купеческой бородой. В этом был весь Парсонс – любящий конкретику, но при этом что-то обязательно не договаривающий. Дабы не пропала интрига.

MUSIC BOX: Бытует мнение, что Ваша карьера звукооператора началась на записи пластинки BEATLES «Let It Be» в студии Abbey Road, так ли это?

ALAN PARSONS: Нет, это не так. Я ведь в детстве мечтал стать музыкантом, учился играть на различных инструментах – гитаре, флейте, пианино. Но без особого успеха, так как учение давалось мне тяжело, и хотя я научился на них играть, но это было результатом моего упорства и усидчивости. Гораздо больше привлекала меня тогда электроника – я изучал схемы радиоприёмников, собирал их, а также пробовал даже конструировать электронные устройства для обработки звука, подключал к ним гитару и слушал, что получалось с её звуком. Мне тогда казалось, я изобретаю что-то новое – считал себя настоящим асом. Но когда услышал пластинку BEATLES «Sergeant Pepper’s Lonely Heart Club Band», понял, что все мои эксперименты со звуком – детский лепет. И у меня появилась мечта – любой ценой устроиться на работу в настоящую студию звукозаписи, желательно в ту, где работала группа BEATLES. Опять помогло моё упорство, и это удалось. Да, мне жутко хотелось работать за пультом, выстраивать звук, крутить ручки и давать ассистентам команды. Но я был всего лишь «ти-боем», мальчиком на побегушках, приносящим персоналу чай, перематывающим плёнки и делающим вспомогательную работу. Так что говорить о начале своей карьеры на записи пластинки «Let It Be» я бы не стал.

MB: И каким образом молодой человек из «ти-боя» превратился в профессионального звукооператора?

AP: О, это был долгий процесс. Всё свободное время я наблюдал, как работают профессионалы, изучал принцип действия пультов и различной студийной аппаратуры, расспрашивал всех обо всём, хотя и не всегда получал ответ. Но я постоянно узнавал новое и рос как профессионал. В конце концов моё желание и по крупицам приобретённые знания сделали своё дело – я пошёл на повышение и получил работу ассистента звукооператора в штате студии Abbey Road. А работу звукооператора я начал на пластинке Пола Маккартни (Paul McCartny) «Wings Wild Life», правда, лишь над некоторыми треками альбома. Я записывал «C Moon» и «Hi Hi Hi», не вошедшие, к моему сожалению, на пластинку, но выпущенные на сингле. А на альбоме Пола «Red Rose Speedway» моей работы уже больше, хотя он, как человек, очень щепетильно относящийся к вопросу записи своих песен, нанял ещё несколько звукооператоров, с которыми мы и делили «капитанский мостик»: Диксона Ван Винкля (Dixon Van Winkle), Дэвида Хентшеля (David Hentschel), Ричарда Лаша (Richard Lush) и ещё пару ребят, чьих фамилий я уже и не помню. Так что и здесь я отвергаю расхожее мнение о том, что звук этих альбомов Маккартни полностью на моей совести. Но эта работа мне очень многое дала. Во-первых, требовательность Маккартни заставила работать с максимальной отдачей и быть в курсе всех новинок студийного оборудования, благо, что у него на покупку оных деньги были. С другой стороны – рекомендации большого музыканта, позволившие мне в дальнейшем получить несколько предложений, в частности, от Джорджа Харрисона (George Harrison) поработать над сведением его сольника «All Things Must Pass» и от группы HOLLIES. С ними я записывал треки «He Ain't Heavy He's My Brother» и «The Air That I Breathe», ставшие впоследствии большими хитами.

MB: И именно эти рекомендации позволили Вам стать звукооператором альбома PINK FLOYD «Dark Side Of The Moon»?

AP: Пожалуй, нет. Я уже имел имя и определённый статус, говорящий о том, что я люблю экспериментировать со звуком. И когда летом 1972-го года порог студии Abbey Road переступили четверо музыкантов, хотевшие записать экспериментальный альбом, мою кандидатуру вспомнили в первую очередь. Честно говоря, мы тогда, начиная работать над проектом, не предполагали, насколько революционным получится результат. Все внесли в его создание свою лепту, и мы с моим помощником Питером Джеймсом (Peter James) тоже постарались на славу. О работе над записью этого альбома можно написать не одну книгу, а о наших экспериментах – ещё несколько. Вы ведь много читали о нём?

MB: Да, действительно о нём было много написано. О Вас в основном пишут то, что Вы, числясь одним из главных людей проекта, были обделены финансово, не получали роялти от многочисленных переизданий этого альбома.

AP: Я не считаю себя обделённым. Я выполнял свою работу, получал за это жалование, мой труд хорошо оплачивался. Я ни в коем случае не претендую на дополнительные гонорары, ибо не участвовал в написании композиций. А что касается различных экспериментов со звуком – это я воспринимаю как часть качественно и достойно выполненной работы.

MB: А что подвигло Вас в скором времени создать свой коллектив?

AP: Скорее всего общение с различными музыкантами, чьи альбомы я записывал. И сотрудничество с ними. Участвуя в создании пластинок групп PILOT, COCKNEY REBEL, Эла Стюарта, песни которых становились хитами, помните «Oh Ho Ho It's Magic!!!» (напевает песню группы PILOT «Magic». – Авт.), я понимал, что смогу сам писать музыку. Более того, я могу её хорошо записать, и в этом было моё преимущество, в сравнении с остальными. Другое дело, как совместить сочинительство, музицирование и запись материала? На всё же времени не хватит! И тут мне повезло, я познакомился с Эриком (Eric Woolfson, певец, композитор, мультиинструменталист. – Авт.). Без него ничего бы, наверное, не было. Он инициировал проект, предложил разделить сферы контроля. В мои обязанности входило продюсирование, создание концепции альбома и предварительное видение музыки, её аранжировка, а также её запись, и частично композиторская функция. Он брал на себя функции композитора, и всё исполнение музыки было тоже в его ведомстве. Мы набрали музыкантов, и в 1976-м году вышел первый альбом группы ALAN PARSONS PROJECT «Tales of Mystery and Imagination». Я тогда увлекался мистический прозой Эдгара По, и мои увлечения, как мне кажется, нашли воплощение в этом довольно мрачном альбоме.

MB: А можно ли охарактеризовать саунд группы тех лет?

AP: В нашем саунде мы попытались смешать всё жанровое разнообразие музыки 70-х – арт-рок и психоделию, спэйс-рок, жёсткие хардовые гитарные риффы, поп-музыку с танцевальной ритмикой, а также наложить на всё это интеллектуально-философские истории, рассказанные доступным языком. Безусловно, в некоторых местах наша музыка была похожа на музыку других композиторов, и это естественно, ведь я провёл огромное количество времени в студии, работая над записью чужих произведений.

MB: Работая над созданием следующих альбомов группы «I Robot» (1977), «Pyramid» (1978) и «Eve» (1979), Вы рассчитывали на их коммерческий успех?

AP: Да, мы этого очень хотели. Если я не ошибаюсь, композиции «(The System Of) Doctor Tarr And Professor Fether» из «Tales» даже удалось пробиться в чарты Billboard (#37 (9/11/76. – Авт.). Я старался сделать звук наиболее комфортным для слушателя, а Эрик ловил вдохновение для написания настоящего хита. О наших пластинках говорили, писали в прессе, у нас были стойкие поклонники, но настоящего успеха не было долго. Мы начали пробуксовывать. Был даже один альбом после пластинки «Pyramid», который наша звукозаписывающая компания отказалась издавать. Он до сих пор лежит где-то в архивах. Для записи «Eve» решено было сменить обстановку и поехать в Монако. Мы продуктивно там поработали, альбом вышел, и, о Боже! – взлетел на верхнюю строчку хит-парада Германии. У нас появился первый настоящий хит-сингл «Lucifer», тоже забравшийся на вершину! Наконец-то к нам пришёл серьёзный успех. Воодушевлённые этим, мы отправились в Париж и записали там ещё более успешный альбом «The Turn of a Friendly Card», хорошо принятый и в Штатах. Две вещи из него пробились в Billboard TOP-20 («Games People Play» #16 (1/24/81) и «Time» #15 (6/6/81). – Авт.). А вышедший следом альбом «Eye In The Sky» (1982) в коммерческом плане пошёл ещё дальше, и заглавный трек из него «Eye In The Sky» попал в ТОР 3.

MB: После череды хороших, но не выдающихся альбомов, созданных по изобретённому рецепту, «Ammonia Avenue» (1984), «Vulture Culture» (1985) и «Stereotomy» (1986), Вам удалось выпустить блестящую работу «Gaudi» (1987). Материал альбома безупречен, но звучит как-то холодно и отстранённо, почему?

AP: Я бы не сказал, что запись была холодной. Возможно, это ощущение оттого, что вся работа с материалом шла исключительно в «цифре». На самом деле это один из моих любимых альбомов. Когда я в первый раз летом 1985-го года увидел чудо архитектуры – кафедральный собор La Sagrada Familia в Барселоне, построенный архитектором Антонио Гауди, я лишился дара речи, был потрясён. Это было лучшее из увиденных мною искусственных сооружений. Я подумал: каким образом могло прийти в голову архитектора столько деталей, все эти решётки, мозаики, витые колонны, рельефные стены? Могу ли я воссоздать что-то подобное в звуке? Свой собор, построенный из мелодий. Я решил это осуществить, естественно, включив в музыку куски испанских мелодий и применив для её записи новейшие цифровые технологии. Испанская гитара, саксофон, виолончель, рожок и тимпан звучат в альбоме наряду с довольно жёсткими синтезаторами, гитарами и барабанами. Всё это должно было показать величие сооружения, созданного человеком во имя Господа. Запись проводилась на самый тогда передовой цифровой 48-канальный магнитофон SONY 3324 и микшировалась на цифровой консоли SONY 1630, то есть не было никакой аналоговой записи и обработки звука. По тем временам звук получился просто потрясающим, и я считаю, что поставленную перед собой задачу выполнил: тоже создал нечто, чем можно гордиться. У меня в планах перемикшировать этот альбом в Surround 5.1, вот тогда, я надеюсь, звук будет именно таков, как если бы он звучал под сводами собора La Sagrada Familia.

МВ: Что Вы можете сказать об альбоме «Fruediana» (1990), давшем жизнь театральному мюзиклу?

АР: Запись очередной пластинки, главной темой которой была жизнь Зигмунда Фрейда, плавно перетекла в создание театрального мюзикла, когда к проекту присоединился Брайан Бролли (Brian Brolly), бывший партнёром Эндрю Ллойда Уэббера (Andrew Lloyd Webber) на мюзикле «Cats». Брайан поставил его в «Theater An Der Wien», и премьера мюзикла имела большой успех. После этого мой давний партнёр Эрик Вулфсон (Eric Woolfson) «заболел» театром и ушёл из группы, решив полностью посветить себя театральным постановкам. Он поставил мюзикл «Gaudi», причём в двух вариантах. Постановка с успехом сейчас идёт на сценах Германии наряду с другими его спектаклями (в частности, с мюзиклом «Gambler». – Авт.).

МВ: И после этого Вы отказались от названия ALAN PARSONS PROJECT?

АР: Да, верно. Это было названием союза Парсонс/Вульфсон. Когда Эрик ушёл, я счёл некорректным использовать далее это имя. В результате я предпочёл пользоваться своим именем.

МВ: Зато у Вас появился ALAN PARSONS LIVE PROJECT, а ведь долгое время Вы принципиально не давали концертов...

АР: Времена меняются и принципы тоже, если они не противоречат здравому смыслу. Я принял решение выступать с концертами, и с недавних пор у меня есть концертный состав. Я подобрал суперпрофессиональных музыкантов. Это гитарист Годфри Тауншенд (Godfrey Townsend), барабанщик Стив Мёрфи (Steve Murphy), басист Джон Монтана (John Montagna и клавишник Мэнни Фокараццо (Manny Focarazzo). В такой команде я чувствую себя на сцене очень уверенно.

МВ: А какие композиции группа исполняет на концертах?

АР: В основном хитовые вещи с разных альбомов группы, ретроспективу творчества – мы исполняем «Sirius», «Standing On Higher Ground», «Eye In The Sky», «Old and Wise», «Time», «You're Gonna Get Your Fingers Burned», «Limelight», «Don't Answer Me» и другие.

МВ: В прошлом году вышел Ваш новый альбом «A Valid Path». Довольны ли Вы проделанной работой?

АР: Да, в полной мере. Начинается пластинка с композиции «Return To Tunguska», которая предназначена прежде всего для моих поклонников со стажем, легко узнающих мой фирменный подчерк. Пульсация синтезатора, гитара моего друга Дэйва Гилмора (Dave Gilmour), приглашённого мной, уносит слушателя лет на двадцать назад в эпоху «Stereotomy». А мостиком между прошлым и будущим является новая версия композиции двадцатилетней давности «Mammagamma 04». Индустрия меняется, меняется и аудитория, поэтому нельзя стоять на месте и играть музыку, актуальную в те времена. Нужно делать что-то новое. Я пытаюсь достучаться до молодой аудитории, приглашая на альбом музыкантов, лучше меня ориентирующихся в новых веяниях и технологиях. Это CRYSTAL METHOD, SHPONGLE, NORTEC COLLECTIVE. Работа с ними обогащает меня и омолаживает. Много сделано для альбома моим давнишним партнёром Эриком Вулфсоном, Пи Джеем Ольссоном (PJ Olsson) – обладателем колоссальной библиотеки сэмплов, гениальным программистом и отличным певцом. И, что мне особенно приятно, огромную работу по программингу и секвенсингу провёл мой сын Джереми (Jeremy Parsons). Парень, я тобой горжусь!

МВ: Какое значение Вы придаёте обложкам альбомов?

АР: Я считаю, что обложка альбома должна быть лаконичной и в полной мере отражать суть его главной идеи. Она должна притягивать внимание, быть символом. Вспомните гениальную в своей простоте обложку «Dark Side» с треугольником на чёрном фоне. Есть графические образы, заставляющие человека задуматься. Именно эти образы нужно придумывать и помещать на обложки. Я тоже делаю по возможности лаконичные обложки. Игральная карта в виде витража, роспись кистью на стене, браслет в виде змеи... Правда, картинки некоторых ранних альбомов я бы переделал. Например, пластинки «I Robot». Мы сфотографировали стеклянные коридоры аэропорта Шарля Де Голля в Париже и поместили туда какую-то дурацкую фигуру, изображающую робота. Получилась очень громоздкая и пестрая конструкция, неприятная для глаз. Зато обложка последнего альбома мне очень нравится.

МВ: Ещё бы, её делал Сторм Торгерсон (Storm Thorgerson)!

АР: Сторм – великий художник, он лучший из живущих мастеров кавер-арта. Посмотрите обложки пластинок PINK FLOYD – это же шедевры современного изобразительного искусства! Я заказал ему оформление своей новой работы, он его сделал. Как всегда, блестяще. Квадратики, проложенные через явно враждебную субстанцию, по которым уверенно идёт человек в шляпе, как ничто лучше символизируют единственно правильный «valid path», по которому нужно двигаться.

МВ: А название последней пластинки совпадает с направлением вашего творчества?

АР: Да. Я иду по этой дороге к новым достижениям.

МВ: А каковы, на Ваш взгляд, Ваши предыдущие наивысшие достижения?

АР: Слушателям, конечно, виднее, а мой личный рейтинг достижений таков: естественно, это работа над «Dark Side Of The Moon», микширование «Tubular Bells», продюсирование и запись группы YES с симфоническим оркестром в 1993-м году. Я также горжусь тем, что перед играми баскетбольной команды «Chicago Bulls» играет моя композиция «Sirius» из альбома «Eye In The Sky» и что мой любимый актёр Майк Майерс (Аустин Пауэрс в фильме «Шпион который меня соблазнил») назвал машину разрушений Доктора Зло «Алан Парсонс Проджект».

МВ: Вы считаете себя счастливым человеком?

АР: Счастлив ли я? Конечно. Теперь веду оседлый образ жизни. Я остепенился и проживаю в Санта-Барбаре, штат Калифорния со своей любимой женой Лайзой и двумя дочками-подростками, Табитой и Бриттни, четырьмя кошками, четырьмя гвинейскими свиньями, вислоухим кроликом и гигантским лабрадором по кличке Хэрроу. И ещё я занимаюсь любимым делом – сочиняю музыку и играю концерты. И продолжаю крутить свои любимые ручки.



Автор благодарит за помощь представителей компаний CD-maximum, Eagle Records и лично Лайзу Парсонс.
08.06.2006
Постоянный адрес статьи : http://musicbox.su/info/666.html Валерий КУЧЕРЕНКО



--------------------
Венец эволюции всеравно ВИНИЛ. Все там будем, кроме тех, кто излечится.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
3axap
post 18/06/2007, 22:08
Сообщение #4


Слушатель
**

Группа: Участники
Сообщений: 32
Из: Москва

Аудио диски:  12



Алан Парсонз добился высокой репутации студийного мастера своей совместной деятельностью с самыми выдающимися композиторами и исполнителями рока на рубеже 60-70х годов. Этот выпускник призаводского техникума лондонского концерна EMI начал свою карьеру в студии звукозаписи "Эбби роуд" в то время, когда Beatles взялись за свою работу над "белым" двойным альбомом.

В 1971 году Алан появился в качестве звукорежиссера у Пола Маккартни для записи альбомов Wild Life и Red Rose Speedway, однако свое настоящее "боевое крещение" получил несколькими месяцами позже, работая вместе с Pink Floyd над легендарным диском Dark Side Of The Moon. Его фамилия открывает список группы сотрудников одной из известнейших пластинок во всей истории роковой музыки.
До того, как Парсонз приступил к записи своего первого сольного альбома, он успел еще отметиться сотрудничеством с Аланом Стюартом, Джоном Майлзом и группой Hollies и работал по случаю в американских студиях. Там же и родились два его первых сольных альбома.

На пластинке [Tales Of Mystery And Imagination Edgar Allan Poe] Парсонз, пропагандирующий взгляды о необходимости симбиоза современной музыки - в том числе и роковой - с поэзией и литературой, сделал попытку перевода на язык симфонического рока мрачной и загадочной прозы "отца американского романа ужаса" Эдгара Аллана По. Такая литература, по мнению Парсонза, представляла идеальный материал для либретто современной роковой оперы. И действительно - несмотря на то, что все в альбоме [Tales Of Mystery And Imagination Edgar Allan Poe] было нетипичным - начиная с многостраничной, имитирующей пожелтевшую бумагу, вкладки, до обложки с загадочными силуэтами то ли мумий, то ли компьютеров, заключенных в свои металлические бандажи, от психоделических текстов до тяжелой, суперсовременной музыки - диск был хорошо принят и критиками, и слушателями, которых удовлетворяли авангардистские эксперименты.

На альбоме [I Robot] вновь появилась "озвученная философия" Парсонза: пластинка была посвящена опасностям, возникающим, по мнению композитора, при создании современных Големов... "Искусственный интеллект как угроза интеллекту природному" и вызов, брошенный гуманистической свободе мысли очеловеченным обществом роботов - смысл этой пластинки.

Парсонз стал первым музыкантом, пробившим барьер отождествления у широкой публики творца роковой музыки с обаятельным и процветающим певцом или инструменталистом, чьи непринужденно-раскованные, неукротимо-темпераментные или дико заросшие, соответственно, позы, фигуры и лица были до мельчайших деталей спроектированы опытнейшими профессионалами, Он показал, что на первом плане может находиться и человек в наушниках, сидящий в студии среди огромного количества приборов, регулирующий уровни и спектр комбинируемых им сигналов и склеивающий куски монтируемой им пленки. Но главная ценность его произведений не в утверждении нового героя в поп-музыке, не в демонстрации ошеломляющих синтезированных звучаний, а в том, что вся эстетика дисков [Tales Of Mystery And Imagination Edgar Allan Poe] и [I Robot] будит в слушателях желание совместно переживать, размышлять, обсуждать и спорить друг с другом о таких проблемах, о которых до этой пластинки они, возможно, даже не подозревали или, быть может, не уделяли им должного внимания.

Бравурная трактовка техники и электроники, как средства выражения в "новом музыкальном языке", кажется в творчестве Алана Парсонза столь же естественной, как и его постоянные обращения к литературной и философской трактовке, достаточно удаленной от банальной "поп-энд-роковой" музыки. Главным соавтором овеянных ореолом мистицизма пластинок группы Парсонза Alan Parsons Project, в том числе и последующих [Pyramid] и [Eve], стал Эрик Вульфсон, который является не только автором текстов, но также и композитором или сокомпозитором большинства созданных группой произведений.

Если диск [I Robot] был взглядом из сегодняшнего дня в будущий, то следующий альбом можно считать взглядом из сегодня в прошлое. Тему египетских пирамид Парсонз и Вульфсон выбрали не случайно. "Вряд ли в последние годы в США писали о чем-нибудь больше, чем о пирамидах и их некоей магической силе", - говорил Вульфсон. Однако менялся исходный характер концептуальных альбомов. Некоторые песни диска [Pyramid] выпадали из общей темы. На этом же лонгплее выкристаллизовался состав ансамбля Alan Parsons Project, почти не менявшийся долгое время: кроме Парсонза и Вульфсона, в нем играли гитарист Йен Бейрнсон, басист Дэвид Пэйтон, ударник Стюарт Эллиот и клавишник Дункан Маккей.

Следующие диски не принесли, в общем, ничего нового. Напротив - Project стали в основном группой, исполняющий усредненный, т.н. "леденцовый" поп, в котором не хватало оригинальности и изобретательности. Но в результате группа в коммерческом плане изрядно преуспела, особенно на европейском континентальном рынке. В 1979 году ансамбль имел в хит-парадах одновременно четыре песни - успех, доступный разве только Beatles. Меньше удовлетворения выказала профессиональная критика. От диска [Eve], посвященного отношениям мужчины и женщины, стали чаще раздаваться критические отзывы. Парсонз был обозначен как роковый вариант Перси Фэта и Джеймса Ласта. Но популярности у слушателей он не утратил - это доказал и следующий диск [The Turn Of A Friendly Card], на котором Вульфсон дебютировал в качестве вокалиста. Одновременно это оказался последний диск, обладающий монотематическим характером - о переменчивом счастье в азартной игре, о связи азарта и политики, об эмоциях, связанных с игрой в карты, о мистике, связанной с розыгрышем партий, "в которой, несмотря на вмешательство интеллекта человека, все решает случай". Двойной "платиновый" статус, завоеванный этим альбомом, показал, что для Парсонза карта и на этот раз легла счастливой стороной.
С конца 80-х Парсонз предпочитает работать продюсером.


--------------------
Венец эволюции всеравно ВИНИЛ. Все там будем, кроме тех, кто излечится.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Mineralist
post 13/12/2017, 16:01
Сообщение #5


Хроник
******

Группа: Участники
Сообщений: 2,391
Из: Zhengzhou 郑州 China

Аудио диски:  536  / 207
Музыкальные DVD:  195  / 90


Alan Parsons' Art & Science of Sound Recording: The Book

authors: Julian Colbeck; Alan Parsons;
ISBN13: 9781458443199

date: 2014-09-01
publisher: Hal Leonard Publishing Corporation
pages: 272
weight: 1270
size: 219 x 288 x 22 mm

Цитата
(Technical Reference). More than simply the book of the award-winning DVD set, Art & Science of Sound Recording, the Book takes legendary engineer, producer, and artist Alan Parsons' approaches to sound recording to the next level. In book form, Parsons has the space to include more technical background information, more detailed diagrams, plus a complete set of course notes on each of the 24 topics, from "The Brief History of Recording" to the now-classic "Dealing with Disasters." Written with the DVD's coproducer, musician, and author Julian Colbeck, ASSR, the Book offers readers a classic "big picture" view of modern recording technology in conjunction with an almost encyclopedic list of specific techniques, processes, and equipment. For all its heft and authority authored by a man trained at London's famed Abbey Road studios in the 1970s ASSR, the Book is also written in plain English and is packed with priceless anecdotes from Alan Parsons' own career working with the Beatles, Pink Floyd, and countless others. Not just informative, but also highly entertaining and inspirational, ASSR, the Book is the perfect platform on which to build expertise in the art and science of sound recording.


Прикрепленные изображения
Alan Parsons  Art - Science of Sound Reco...


--------------------
Найди свой фирменный диск здесь:
http://audiodisc.ucoz.net/
- Из всех искусств для нас важнейшим является мультиканал!
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post

Reply to this topicTopic OptionsStart new topic
2 чел. читают эту тему (гостей: 2, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0
 

Сейчас: 22/06/2018 - 18:10