Blu-ray Портал SACD Портал DVD-Audio Портал DTS Портал DVD Портал DualDisc Портал
Многоканальная Музыка (Surround SACD & DVD-Audio)

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Купить диски можно в интернет-магазинах
 Forum Rules Правила раздела

 
Reply to this topicStart new topicStart Poll

Древовидный · [ Стандартный ] · Линейный

> J.S.Bach / Pini "The Brandenburg Concertos", DVD-Audio, DualDisc

Оцените многоканальную запись:
 
10 [ 1 ] ** [20.00%]
9 [ 3 ] ** [60.00%]
8 [ 1 ] ** [20.00%]
7 [ 0 ] ** [0.00%]
6 [ 0 ] ** [0.00%]
5 [ 0 ] ** [0.00%]
4 [ 0 ] ** [0.00%]
3 [ 0 ] ** [0.00%]
2 [ 0 ] ** [0.00%]
1 [ 0 ] ** [0.00%]
Всего голосов: 5
Гости не могут голосовать 
Подписка на тему | Сообщить другу | Версия для печати
Elephantus
post 26/07/2007, 15:38
Сообщение #1


Млекопитающее
******

Группа: Участники
Сообщений: 4,579
Из: МО Курганье

Аудио диски:  552  / 273
Музыкальные DVD:  51  / 20


Johann Sebastian Bach "The Brandenburg Concertos" DVD-Audio, DualDisc
Performed by Academy of St. James
Carl Pini, Director & Violin Soloist

J.S.Bach / Pini "The Brandenburg Concertos" , DVD-Audio, DualDisc

DualDisc:

DVD-Audio 96/24 5.1
DVD-Audio 192/24 2.0
Dolby Digital 48/16 5.1 448 kbs
PCM 48/16 2.0
WMA 44/16 2.0 128 kbs
AAC 2.0

DISC ONE
CD SIDE: Concertos No.1,2,3
DVD SIDE: All six Concertos in 5.1 Surround Sound, WMA, AAC
Bonus Material:
"Transferring And Restoring A Legacy" Behind the Scenes Video 16:16
Loudspeaker set-up 1:01
Composer biography, technical notes (including equipment used) and disc credits.

DISC TWO
CD SIDE: Concertos No. 4,5,6
DVD SIDE: All six Concertos in 192 khz/24 Bit Stereo, WMA, AAC
Bonus Material:
"Transferring And Restoring A Legacy" Behind the Scenes Video 16:16
Loudspeaker set-up 1:01
Composer biography, technical notes (including equipment used) and disc credits.
    Concerto No. 1 in F
  • (Allegro) 3:54
  • Adagio 4:01
  • Allegro 4:16
  • Menuetto-Polonaise-Menuetto 7:01
    violin: Carl Pini
    oboes: David Nuttall, Linda Walsh, Judith Mitchell
    horns: Hector McDonal, Phillip Hall
    bassoon: Gordon Skinner

    Concerto No. 2 in F
  • (Allegro) 5:12
  • Andante 3:56
  • Allegro assai 2:56
    violin: Carl Pini
    flute: Geoffrey Collins
    oboes: David Nuttall
    trumpet: Daniel Mendelow

    Concerto No. 3 in G
  • (Allegro) 5:52
  • Adagio 0:29
  • Allegro 5:19

    Concerto No. 4 in G
  • Allegro 6:54
  • Andante 4:05
  • Presto 4:58
    violin: Carl Pini
    recorders: Howard Oberg, Helen Oberg

    Concerto No. 5 in D
  • Allegro 10:32
  • Affettuoso 5:42
  • Allegro 5:26
    violin: Carl Pini
    flute: Sue Morris
    harpsichord: John Palmer

    Concerto No. 6 in B-Fiat
  • Allegro 6:34
  • Adagio ma non tanto 4:33
  • Allegro 5:32
    violas: Irena Morozov, Jane Hazelwood
    violas da Gamba: Katherine Finnis, Margot Adelson
    cello: David Pereira
    bass: Max McBride

    Total time: 97:57

Producer: David Harvey
Recoding Location: Sydney Opera House Concert Hall
Executive Producers: John Trickett, Jeff Dean, and Bob Michaels
5.1 Mix: Rich Fowler at 5.1 Production Services
5.1 Mastering: Adrian VanVelsen at 5.1 Mastering
Mastering Assistant: Michael Yip
Chief Engineer: Chris Haynes
Audio Transfers: Ken Ramos
Transfer QC: Jason Desmond
Audio Restoring: Michael Yip,
Audio Encoding: Michael Yip Rich Fowler, and Ken Ramos
DVD-A Authoring: Ignacio Monge
DVD-V Authoring: Eddie Escalante

Performance Date: 1987


Artemis Records / 5.1 Label Group / Silverline Records, 2005
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Elephantus
post 26/07/2007, 15:40
Сообщение #2


Млекопитающее
******

Группа: Участники
Сообщений: 4,579
Из: МО Курганье

Аудио диски:  552  / 273
Музыкальные DVD:  51  / 20


Очень долго возился с описанием этой записи. За это время два других новых диска описАл. Но оно того стоило. Но, по-порядку. Итак сначала слушаю естественно 96/5.1 Исполнение отменное. Сравнивать есть с чем: два LP Московского камерного оркестра, правда только с четырьмя концертами, без 2 и 4 (скрипичного, из-за него третий диск и не вышел), запись с середины 70-х, очень хорошо сохранилась. Сент-Джеймовская выглядит много симпатичнее. У МКО иногда ощущение, что они куда-то опаздывают, и не удачный баланс звука между инструментами: континуо клавесина слегка придавлено: знакомая история. У СДж в этом смысле идеально: подчеркнуто выделенные солисты (там где они есть), чуть глубже (пространственно) ансамбль и глубже слева слегка приглушенный клавесин. А вся пространственность чудесно оживлена залом, его эхом спереди, с сзади как бы пустота. Стерео же, как и должно быть, совершенно плоское (ну сравните систему пять в линию и дубль-ве). Но всякая палка о двух концах, концерты инструментально (в смысле состава) разные и концертный зал Сиднейской оперы (ракушка на берегу) сыграл с записью недобрую шутку, правда только один раз в 5-от концерте в allegro звуковая россыпь клавесина в каденции (он слева) сталкивается с не сильным, но назойливым резонансным гулом корпуса отраженным справа (и такое мы наблюдали, даже с целой записью). Собственно, это единственный изъян в полуторачасовой записи. А вот у МКО каденция была идеальная, более того на 192 стерео варианте этот гул идет как бы от инструмента и слушается вполне естественно. Кстати это стерео, как и должно быть, проигрывает в пространственности, но вроде чуть выпуклее тембры звучат. Правда, сравнивать сложно, надо с диска на диск скакать. Долби, мельком послушал, как всегда верхи размазываются. А вот переход на бюджетное оборудование (ЦАП на ББК, усилитель – 780 Сони, акустика Сони MS545 – самая слабая часть комплекта), вполне сносного для кино, сказался катастрофически: заметно размылась глубина и запись свой шарм потеряла, а меня отвлекла на размышления по этому поводу. Но нет худа без добра, каденция уже как остальные части тем более музыка хуже не стала. На этом же оборудовании сравнил два стерео, которое супер и просто. «Просто» звучит как-то заметно придавлено. WMA и AAC даже не смотрел, тем более, что МР3-128 я даже в машине от СД отличаю, там как у всякого сжатия в первую очередь верхи сыплются, да и низкому басу достается.
Об удобствах и не совсем. Этот ДВДА после загрузки сразу звучит, догадались авторан поставить.
Пока звучит можно почитать биографию композитора, технические подробности по железу, в том числе и кабелям и кто их обслуживает и софту. Но никаких музыковедческих данных. Просто, как я понял, знать, кто втыкает кабели важнее, чем разбирать музыкальное произведение или давать информацию об исполнителях. Подумал: а мы на форуме не занимаемся тоже втыканием кабеля? Концерты долго звучат и разные мысли наводят. А еще был фильм, который я бегло глянул, не вникая, а задумался позже, когда с кредитами стал разбираться. Вкладыш – фигов листик, да еще плохо сканируется. Пришлось шарить в нете и на highfidelityreview.com нашел, что изначальная запись 87 года, тогда вспомнил фильм, там они вначале мастер-ленты ищут, а потом рассказывают, как используя оборудование и конкретных людей, у них замечательно все получилось Замечательно на самом деле, но в первую очередь ленты замечательные были, запас для многоканального решения. Интересно, на тихих местах в сабвуфере если ухо в него сунуть, слышна иногда появляющаяся стоячая волна где-то около 25 гц (полуволна 7 метров – это высота зала). И еще об удобствах: полностью все концерты для каждого из ДВД форматов на своем диске. Деление на два диска и вдоль и поперек одновременно, такой квадр-дуал, или даблью-дабл дуал.
Оценка за многоканальность – 9, снижена из-за каденции, а каденция классная, слушая которую, я поворачиваю голову налево на клавесин (борьба с паразитным звуком). А еще будет большое дополнение, не мое, очень большое, и позже.


--------------------
Посадил дед репку. А она не выросла. (Не сказка)
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Elephantus
post 30/07/2007, 15:58
Сообщение #3


Млекопитающее
******

Группа: Участники
Сообщений: 4,579
Из: МО Курганье

Аудио диски:  552  / 273
Музыкальные DVD:  51  / 20


Далее музыковедческий анализ из книги, которая когда-либо вряд ли будет переиздаваться. Не из-за того, что у автора неправильны музыкальные представления, а из-за характерной для того времени политической шелухи о том, как Бах боролся с окостенелой догматикой теологии или о преимуществах восприятия Баха в условиях социализма и пр. Для профессионалов этот комментарий будет неинтересным, как и для лиц, нелюбящих классику. В буклетах современных изданий дисков подобные комментарии редко попадаются. Я же их находил всегда полезными при знакомстве с произведение. В нете нет, поэтому привожу здесь. А так как данное произведение знаковое, то и комментарий большой. Не взыщите.
Цитата(К. Розеншильд. История зарубежной музыки)
Самым широким и совершенным выражением баховского оркестрового стиля явились шесть Бранденбургских концертов. Эта знаменитая серия написана была в Кётене, вероятно, около 1721 года для маркграфа Христиана Людвига Бранденбургского, в нотах которого и были найдены посмертно баховские партитуры с куртуазно-учтивым посвящением на французском языке. Название, данное Бахом своему произведению, гласит : «Шесть концертов. С несколькими инструментами» (очевидно, здесь подразумевались концертирующие). При жизни композитора этот ныне прославленный opus, вероятно, так и не был исполнен. Автографы хранятся теперь в Музыкальном отделе Берлинской государственной библиотеки.

В истории немецкой и мировой музыки роль Бранденбургских концертов огромна. Вряд ли какое другое из произведений Баха, за исключением Хорошо темперированного клавира и Хроматической фантазии, так смело и ясно направлено в будущее. Знаменательно, что первая, трехчастная редакция Первого концерта (без второго Allegro и Полонеза в финале) была названа «Симфонией».

Авторитетнейшие исследователи Баха (А. Швейцер, Ж. Тьерсо, Г. Бесселер) считают Бранденбургский большой цикл прямым предшественником классической симфонии XVIII столетия. Многое совпадает здесь у Баха с другими жанровыми сферами, но еще большее — неповторимо-оригинально. Приемы инструментовки отчасти родственны оркестровым сюитам. Но в сравнении с сюитами, художественное обобщение жизненных явлений тут более богатое, глубокое и сильное; реалистически-полнокровные образы уходят вершинами в область возвышенного. Прав Пабло Казальс, называя это баховское творение «великой музыкой». Сопоставляя Бранденбургские концерты с сольными (для скрипки и клавира), находишь, за исключением Первого и Третьего, тот же как будто трехчастный цикл, родственный тематизм, тональные планы. И здесь — радостно-жизнедеятельная приподнятость тонуса в крайних частях, модуляционная и контрапунктическая разработка в первом Allegro; энергически-ритмичный, жанрово-танцевального рисунка финал, особенно богатый имитационного полифонией; а между «краями» формы — легко парящий контрастный образ лирического излияния, иногда размышление или диалог. Инструментальные партии богато и оригинально индивидуализированы. Недаром Четвертый «Бранденбургский» — это в то же время и сольный скрипичный концерт. Но в Бранденбургских концертное brio еще шире и ярче синтезировано с образами народно-бытового плана.

Жанровый облик, решения, инструментальные составы разнообразны, необычны и в этом смысле вызывают некоторую аналогию с кантатами. Первый и второй — чистые grossi. В soli четвертого и пятого выделены principale, concertato. В шестом солируют две виолы da braccio (или два альта). Наконец, третий написан без солирующих партий вовсе. Состав ансамбля то более оркестральный (в первом), то совсем камерный (в шестом). Но для Германии своего времени он значительно усилен, разнообразен, широк по диапазону (от контрабаса и до piccolo) и достигает порою внушительной мощи звучания. Закономерно, что в этой сфере, чаще всего ликующе-праздничной и созданной для аудиторий, более непосредственно-отзывчивых, нежели чопорно-эгоистичный и склонный к меланхолии маркграфский двор, господствуют мажорные тональности и светлые, ясные тембры (исключение составляет Шестой) в бесконечно-вариантных последованиях и контрапунктических сочетаниях.

Тематизм в Allegro и финалах выдержан большей частью в «новонемецком» народном стиле, жанрово ярок, сочен и вступает на энергично-собранной, ритмически упругой интонации (первичный импульс), захватывающей слушателя. В веселом, временами юмористичном, всегда артистически-умном состязании солистов и tutti, а тем более — солистов между собою — всякая оркестровая группа и сольная партия вступает на своей интонации, со своей ритмической фигурой, «мотивной характеристикой»; всякая тема является в своем характерном тембровом наряде. Тут Бах не столько колорист, сколько мастер реалистического воплощения удивительно конкретных людских образов — скорее всего «групповых портретов». В этом искусстве он не уступает ни Франсу Гальсу, ни Альбрехту Дюреру.

В первой части Шестого концерта — две темы; в первой части Пятого — их три. Но повсюду доминируют контрасты тембров, ритмов, штрихов, динамики, фактуры. Богатство тематизма и тембровых комплексов в сочетаниях инструментальных голосов определяет и особенно богатую, интенсивную разработку. В первых экспозиционных и репризных проведениях темы являются то в гомофонном, то в полифоническом изложении. Но вместе с мотив-ным дроблением, развертыванием модулирующих голосов, наступает полифоническое насыщение ткани, и Бах достигает непостижимой изобретательности в контрапунктических комбинациях интонационно наполненных «мотивных частиц». Тогда начинает казаться, что порою пробуждается в нем Гайдн и даже Моцарт... Вот почему «Бранденбургские концерты» — это и в самом деле симфонии начала XVIII века, как называет их Арнольд Шеринг.
Таковы общие черты, но помимо них каждый из шести концертов обладает своей индивидуальностью.

В Первом (F-dur)—типа grosso — к струнным добавлена скрипка piccolo высокого строя, а в concertino солируют гобои (три), фагот и две валторны. В сочетании струнных, дерева и меди Бах достигает мощной по тем временам оркестральной звучности. В начале концерта «тематический облик» каждой группы индивидуализирован: струнные вступают энергичным взмахом аккордового контура, валторны трубят фанфару, в фигуративном движении у гобоев появляется выразительный напев народного склада. Тотчас же начинается контрапунктическая игра, инструментальные группы «размениваются мотивами». Особенно в эпизодах соло композитор предается артистичнейшей многоцветной разработке фрагментов, возникающих из «тематического расслоения».

Потом является возвышенно-поэтический контраст, и в скорбном Adagio (d-moll) гобой и скрипка piccolo, затем виолончель и басовая виола исполняют своего рода «музыку Страстей» — дивную элегию с каноническим дуэтом на тему патетически-импровизационного склада:

Вдохновенные и тягучие фигурации — распевы «ориентального» рисунка — полны горестного экстаза, а развитие гармонии в разных слоях ткани создает полифункциональные комплексы напряженнейшей экспрессии (взгляд в далекое будущее).

Второе Allegro концерта (F-dur), возможно, задуманное ранее как финал, переносит нас в новую образно-контрастную сферу. Его жанровый облик — строго ритмичный танец с почти комическими «вальцерами» валторн, остро отточенной и блестящей партией скрипки piccolo. Несколько неожиданно для нас цикл не кончается на этом, но развертывается дальше, чтобы завершиться менуэтом (F-dur). Вместе с двумя трио (гобои — фагот, валторны — гобои, юмористически-виртуозный контрапункт их тембров) и струнным полонезом в центре композиции, менуэт и его повторные проведения (tutti) образуют «рефрен» в рондообразной композиции. Это не сюитный «ряд», но скорее прообраз будущего симфонического менуэта. В баховском цикле он еще не нашел своего амплуа и оказался на месте финала. Поворот к партитности (balletto) в завершающей фазе цикла — дань традиции корел-лиевских Concerti grossi da chiesa.

Второй концерт (F-dur), также grosso, по стилю близок первому; но в нем являются и иные образы, да и состав concertino иной: труба (in F), флейта, гобой, скрипка. Партия трубы, вследствие высокого регистра, весьма трудна и часто поручается другим инструментам. Концерт написан в жанрово-характеристичной манере, а своеобразие дискантовой тесситуры озаряет картину особенно ярким светом и как бы привносит местами комический нюанс.

В первой части (F-dur) «крепко сколоченная», энергичная тема с мелодией типично немецкого аккордового контура и своего рода ритмическим ostinato — обобщающей формулой всего Allegro — в оживленной модуляционной разработке передается по кругу бойко и шумливо концертирующих инструментов, чтобы вновь и вновь возвратиться затем в массивной полнозвучной фактуре tutti.

Идея композитора, возможно, заключалась в том, чтобы, воссоздав этот добродушный гомон в очень светлом и звонком регистре, достигнуть контраста нарочито тяжеловесной фигуры и пронзительно тонких голосов, несущихся с многоликого и веселого сборища пестро окрашенных тембров.

Andante (d-moll). Здесь колорит темнеет, смолкает труба, и Concertino скрипки, гобоя и флейты меланхолически запевает расцвеченную канонической имитацией безыскусственно-жалобную песню, может быть, далекую предвестницу d-moll'ной серенады Шуберта... Ликующая трубная фанфара пробуждает от мечтаний перед этой лирической картиной баховских времен. Ритмически-задорный и шутливый финал — фугато у концертирующих инструментов с чембало — искрится острым и добродушным юмором, и мы видим Баха — преемника Ганса Закса — на пути, каким пойдет впоследствии Рихард Вагнер, создавая финал второго акта «Нюрнбергских мейстерзингеров».

В Третьем концерте (G-dur) мастер по-прежнему пребывает в кругу образов народно-бытового плана. Состав совсем скромен — только смычковые и чембало. Но Бах, как художник огромной творческой силы и интеллекта, любил намеренно ограничивать себя, с тем чтобы скромность ресурсов становилась импульсом к новым, оригинальным решениям. Он разделил струнный ансабль на три группы: скрипки, альты, виолончели состязаются между собою, бас ведет аккомпанемент. И в этом «сельском скерцо» каждая группа вступает со своею характерной фигурой, но все объединяет один, вприпрыжку несущийся вездесущий мотив.

Как известно, в партитуре Третьего концерта нет медленной части. Там, где она должна или могла бы быть, мы находим лишь один такт Adagio, модулирующий из G-dur в e-moll. После си-мажорного трезвучия тема финала сразу же вступает в тональности соль. Можно предполагать, что на гармониях Adagio дирижер оркестра импровизировал на чембало каденцию, а может быть, иногда и целую медленную часть. Но реально нет ни того, ни другого, и обычно все исполняется так, как записано в партитуре.

Бесхитростно-приветливое финальное Allegro (G-dur) напоминает своим ритмом старинный немецкий лендлер или хоровод, обрамленный игрою журчащих пассажей и гармонических фигурации. Не обращался ли здесь мастер более ранней эпохи к истокам, питавшим впоследствии танцевальные жанры Моцарта, Шуберта, Вебера?

Четвертый Бранденбургский концерт (G-dur) известен одновременно и как четвертый скрипичный концерт Баха. Концертирующая группа отличается исключительной нежностью тембров: скрипка (principale) и две флейты (старинные продольные, называвшиеся тогда «à bec», что у французов значит «с клювом», то есть наконечником, — или «нежными флейтами»). Камерность звучания, однако, сочетается здесь с концертным блеском, нарядностью фактуры, с масштабностью композиции и тематического развития, прежде всего в первой, особенно светлой и торжественной части. Концертирующая скрипка ведет свою линию широкими аккордовыми волнами. В середине формы наступает обычно ритмическое оживление, мелодия у principale расцветает резвым и изящным узором струящихся фигураций. Партия скрипача-солиста технически очень трудна. Ткань почти все время полифонически насыщена, изящно очерченный, но энергично собранный контур темы то целостно возникает в ней, то дробится в оживленной мотивной игре инструментальных голосов. Форма рондо с «разработочными» эпизодами образует типичный для баховских концертов симметрический модуляционный план: G-dur — D-dur — G-dur — a-moll — C-dur — G-dur — D-dur — G-dur.

Средняя, контрастная часть цикла — Andante e-moll — род элегической пасторали в отвечающем этому жанру гомофонном складе. Долгие парения на вздыхающих интонациях у флейт и скрипок чередуются с глубокими спадами линии напева. Гармония, спокойная и светлая, с некоторым модуляционным оживлением в середине, подчеркнутый басовою фигурой степенный танцевальный ритм, строгий, пластически-выразительный рисунок, развернутый в очень широком диапазоне (h—d3), почти сценичная зримость образа напоминают тематическую сферу генделевского Pensieroso.

Финал концерта (Presto, G-dur) — пятиголосная фуга в свободной форме, но несколько рационалистичной манере, не лишенная контрапунктических жесткостей (такт 225!) и оживленная частыми интермедиями в soli. Характерная черта концертирующей скрипичной партии в Presto — богатое развитие таящихся в ней скрытых голосов, с блестящей, динамически-фигурационной «игрой» мнимыми органными пунктами (середина формы).

Пятый концерт (D-dur) по трактовке жанра, по стилю и изложению — особенно ярко новаторский. Формально он мог бы быть причислен к grosso (concertino и ripieni), но роль оркестра (скрипка, альт, виолончель, continuo) в нем чисто подчиненная, активность солирующих инструментов выше, чем в concertino обычного типа, а потому перед нами скорее тройной концерт. Но и этого определения недостаточно. Солисты — флейта (поперечная), скрипка principale и чембало concertato — не равнозначны между собою. Весь оригинальный облик первого Allegro (D-dur), его композиция, фактура определяются особой ролью клавира в общем ансамбле: он не только исполняет партию basso continuo, но концертирует, и притом прежде всего именно концертирует. Это было жанровое решение, в ту пору небывалое. Отсюда та полнота, с какою Бах, не в пример другим своим концертам, выписал здесь цифрованный бас. Новаторством отмечена и тематическая сфера Allegro. Она, как и в других Бранденбургских концертах, индивидуализирована: tutti и Concertino вступают со своими характерными тематическими голосами. В то время как tutti ведут «крупную линию» — бравурно-праздничную тему-ритурнель — четко очерченный период крепкой гомофонно-гармонической фактуры, флейте и скрипке principale поручена иная, мягко и легко очерченная мелодия. Ответвленная от «ритурнеля», она получает далее интенсивное ладо-гармоническое развитие. Наконец, в разработочной середине формы (с такта 71) в концертирующих партиях появляется третья тема с контрастно-певучей «моцартианской» интонацией и в контрастной тональности (fis-moll). Три темы в Allegro — явление принципиально новое в ту эпоху; здесь с Бахом может быть сравним разве лишь Доменико Скарлатти, и то лишь в ином, камерном жанре.

Нигде в концертах баховской или добаховской поры принцип состязания концертантов не был реализован так ясно и последовательно. У Корелли концерт — это еще «стройное согласие»; Вивальди привносит в него состязательный момент; но лишь у Баха и Генделя — это впервые уже подлинно-активное соперничество. В Allegro пятого концерта композитор смело и красиво воспользовался необычным приемом переключения функции: партия чембало постепенно преобразуется, состязание достигает кульминации. По мере того как с бурным фигурационно-ритмическим оживлением клавирная фактура приобретает все больший блеск и размах, концертность «подавляет» функцию continuo. Кажется, сама история инструмента и жанра воссоздана обобщенно в этой музыке. Чембало выходит на авансцену, властно подчиняя себе весь оркестр и в точке золотого сечения формы завоевывает вершину развития в огромной каденции импровизационно-фантазийного плана и senza strornenti (без сопровождения). Заключительное построение Allegro образовано последним проведением главной темы у tutti.

Вторая, медленная часть концерта (h-moll) отмечена ремаркой Affettuoso, что указывает на лирически-прочувствованный характер музыки. Концертирующие инструменты — флейта, скрипка и чембало— сплетают голоса в прекрасном полифоническом трио. Широкие кантабильные линии напряженной интонации (уменьшенные кварты и септимы) медленно восходят, ниспадают большими волнами пунктирно-ритмического рисунка и застывают в величавых кадансах с многозначительно и печально звучащими предъемами. И на этой лирической странице Бах близок Генделю, но в ином жанре. Стиль Affettuoso родствен лирической вокальной линии лучших опер Генделя в период 20-х годов («Юлий Цезарь», «Роде-линда»).

Как почти всегда у Баха, радость жизни превозмогает поникшую скорбь. Финал концерта —фугированное Allegro D-dur в трех-частной репризной форме (своего рода баховское Perpetuum mobile), игровое, светлое, блестящее — вызывает в нашей фантазии образы праздничного веселья, кружения в пляске (триоли). Первоначальные тематические проведения возникают в голосах Concertino, затем лишь вступают tutti. Чембало в финале далеко уже не столь активно и блестяще, как раньше; его кульминация позади, а роль continuo вновь вступила в свои права. Но и здесь оно сохраняет за собою эпизодически «бриозные» soli. Динамика скупо, но ясно и четко нюансирована по голосам. Вместе со штрихами она как бы конкретизирует и заостряет «характеристики» инструментальных партий и местами создает тонкую полифонию звуч-ностей.

Шестой концерт (B-dur) резко отличается от остальных. В нем есть сольные эпизоды, но принцип концертного состязания солистов и tutti не проведен сколько-нибудь четко и широко, по крайней мере, в первых двух частях. Совсем иные здесь тесситуры и типы инструментов-, скрипок нет, играют главным образом старинные струнные: две виолы da braccio (весьма вероятно, что Бах подразумевал альты), две гамбы. В ансамбль входят также виолончель, виолон (видимо, басовая виола да гамба) и чембало (continuo). Эти тембры и регистр создают темную, густую звучность — несколько архаичный колорит «виольного полумрака».

Первую часть (B-dur), несмотря на камерность ансамбля помпезного и плотного звучания, Бах строит на имитационно-полифонической и мотивиой разработке двух ритмически контрастных тем. Первая, очень импульсивная, крупного аккордового рисунка, с упрямо-энергичными синкопами, с первого же такта вступает в каноническом проведении у виол (альтов), и в течение всего Allegro они сохраняют ее только за собою, как свой основной «лейтмотив». Вторая тема, более ритмически подвижная, остро и детально очерченная, возникает на такте 17 у тех же виол (альтов), но они тотчас же передают ее другим инструментам — гамбам, виолончели. Именно она становится для мастера предметом мотивной работы (дробление, модулирующие секвенции). Есть в Allegro еще один структурно важный элемент. Это развертывание нейтрально-фигу-рационного типа, то соединяющее тематические проведения между собою, то вуалирующее их рисунок. Но величавый контур первой темы остается от начала и до конца незатененным, его очертания неизменно резко и ясно выступают на фоне басов, их элементарно-повторных ритмоформул. Выписанная Бахом динамическая нюансировка, видимо, преследует цель рельефно прочертить крупные тематические линии, «тушить» или уводить в тень сопровождающие голоса.

Между крайними частями концерта — Es-dur'ное Adagio ma non tanto. Это единственная в Бранденбургских концертах мажорная медленная часть. Ткань расслоена на пласты различного интонационного строя и фактуры. Вверху виолы (альты) поют имитационно-полифонический дуэт на широкую, певучую мелодию. Внизу басы — виолон и чембало — свободно контрапунктируют им величавым и светлым напевом, образующим глубинную основу всей композиции, в то время как виолончель расцвечивает бас «парящей» фигурацией совершенно ровного ритмического рисунка. У сосредоточенно-раздумчивой кульминации Adagio Бахом применен прием редкой пластически выразительной красоты: тема виол, как бы погружаясь в глубь звуковой массы, постепенно проступает и все шире и яснее вырисовывается в басу. Виолончель, прервав свою невозмутимую фигурацию, запевает полные экспрессии речитативные фразы. Гармония модулирует в g-moll, останавливая движение на половинном кадансе. После этого вступление финала в си-бемоль мажоре производит, как в Первом и Третьем концерте, впечатление чарующей свежести колорита.

Этот финал, резвый, ритмичный, в движении жиги, составляет наиболее «концертную» часть B-dur'ного цикла. Soli и tutti резко разграничены между собою; концертирующие виолы (альты) состязаются с гамбами, виолончелью и доминируют в фигуративно расцвеченных, нарядных интермедиях. Виртуозно-тонко выполнена штриховка: короткие лиги, ноты деташе, слигованные звуки в синкопах образуют целые контрапункты, полные остроумия, изящества и экспрессии.


--------------------
Посадил дед репку. А она не выросла. (Не сказка)
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
dima
post 11/12/2007, 10:54
Сообщение #4


Хроник
******

Группа: Участники
Сообщений: 1,389
Из: Мытищи (МО)

Аудио диски:  330  / 69
Музыкальные DVD:  73  / 23


Замечательный диск! Исключительного качества многоканальная запись прекрасной музыки великого композитора в великолепном исполнении!!! Вот, похвалил. Каденция по боку, диску 10 баллов за микс, за всё остальное, само собой, тоже.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
minsk
post 16/02/2009, 01:15
Сообщение #5





Группа: Участники
Сообщений: 5



Запись класс.
Анализ-дерьмо
"Потом является возвышенно-поэтический контраст
на тему патетически-импровизационного склада:"
бред сивого мерина
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post

Reply to this topicTopic OptionsStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0
 

Сейчас: 27/04/2017 - 04:19