Blu-ray Портал SACD Портал DVD-Audio Портал DTS Портал DVD Портал DualDisc Портал
Многоканальная Музыка (Surround SACD & DVD-Audio)

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Купить диски можно в интернет-магазинах
 Forum Rules Правила раздела

 
Reply to this topicStart new topicStart Poll

Древовидный · [ Стандартный ] · Линейный

> Gershwin / Slatkin "An American In Paris", SACD

Оцените многоканальную запись:
 
10 [ 0 ] ** [0.00%]
9 [ 0 ] ** [0.00%]
8 [ 0 ] ** [0.00%]
7 [ 0 ] ** [0.00%]
6 [ 1 ] ** [100.00%]
5 [ 0 ] ** [0.00%]
4 [ 0 ] ** [0.00%]
3 [ 0 ] ** [0.00%]
2 [ 0 ] ** [0.00%]
1 [ 0 ] ** [0.00%]
Всего голосов: 1
Гости не могут голосовать 
Подписка на тему | Сообщить другу | Версия для печати
mm
post 28/12/2007, 16:46
Сообщение #1


Хроник
******

Группа: Администратор
Сообщений: 5,433
Из: Питер

Аудио диски:  609  / 449
Музыкальные DVD:  118  / 110


George Gershwin "An American In Paris / Catfish Row / Promenade / Rhapsody In Blue / Cuban Overture" SACD
Leonard Slatkin / Saint Louis Symphony Orchestra

Gershwin / Slatkin "An American In Paris" , SACD

Гибридный SACD 5.1

    Catfish Row (Suite from Porgy and Bess)
  1. Introduction
  2. Porgy Sings
  3. Fugue
  4. Hurricane
  5. Good Morning Brother
  6. An American In Paris
  7. Promenade
  8. Rhapsody In Blue
  9. Cuban Overture

Orininal Sound Recording: 1975 VOX Productions
Mastered by Paul Stubblebine
Digital Editing and QC by Shawn R. Britton


Mobile Fidelity, 2005
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
mm
post 28/12/2007, 17:00
Сообщение #2


Хроник
******

Группа: Администратор
Сообщений: 5,433
Из: Питер

Аудио диски:  609  / 449
Музыкальные DVD:  118  / 110


Цитата(буклет)
Джордж Гершвин, вопреки расхожей легенде, не был родоначальником американской музыки. Он был одним из тех, кто сделал вклад в ее становление и со своими концертными программами открыл ее, без преувеличений, всему миру.

Когда, скажем во Франции, ведутся дискуссии об американской музыке, то наряду с почитаемыми и часто исполняемыми композиторами Айвзом, Коплендом и Барбером неизменно всплывает имя Гершвина. Так, Равель был постоянным почитателем творчества Гершвина. В Будапеште в 20-е годы, Барток всегда заказывал себе все, только что вышедшие, новые сборники фортепианной музыки композитора. Великий английский мастер Воан Уильямз, точно подметил следующее: «Мы не должны допустить ошибку, думая лишь поверхностно о самом характере произведений Гершвина». Альбертом Берг и Гершвин создали интересное общество взаимного восхваления, а учитель последнего и выдающийся мастер Шенберг, а также его частый теннисный партнер, тепло отзывался о Гершвине, хотя всегда был скуп на похвалы своим современникам.

Из этого не следует, что Гершвином восторгались во всем мире; он часто получал негативные отзывы, одни были на почве банальной зависти, другие же основывались на его недостатках как музыкального мыслителя. Хотя Гершвин, вопреки легенде, и получил хорошее музыкальное образование, он был более склонен полагаться на интуицию, а не на правила, изложенные в учебниках, тем не менее, он пытался найти «идеальный баланс между умом и сердцем», - как он однажды выразился. По сути, сердце (не путать с сентиментальностью) взяло вверх: естественное, романтическое протекание мелодии, оживленное бодрым ритмом и обогащенное запоминающимися, окрашенными в минорные тона гармониями.

«Та самая характерная черта творчества» Гершвина, происходит из американских популярных песен. Даже самые суровые критики признавали его мастерство в исполнении такой сложной формы (что его беспокоило так это структура более крупных произведений). Гершвин осознавал свои недостатки, но, не смотря на это, его композиции звучат целостно, производят впечатление и поэтому необыкновенно популярны, как те песни и танцы, из которых они берут начало. Так как Гершвин вырос на Тин-Пэн-Эллей, он быстро проникся духом музыкального театра. У него было тонкое чутье на то, как правильно подать себя и можно сказать, что по форме, его музыкальные произведения были более сочетаемы с оперным жанром, чем подходили под те правила, которые излагались в музыкальных пособиях.

Начиная с 1924 г., и до своей внезапной кончины в 1937г., Гершвин практически каждый год писал по одной музыкальной комедии, которые вошли в дюжину его самых крупных работ. В 1924г., Пол Уайтмен, которого провозгласили «королем джаза», во время работы над «Экспериментом в современной музыке», подтолкнул Гершвина к созданию «Рапсодии в голубом». Вайтмэн первым закончил свою работу, сообщив в газету, что Гершвин пишет новую работу для его концерта (к удивлению самого Гершвина), а затем, когда до концерта оставался месяц убедил Гершвина в том, что ему под силу за это время написать рапсодию. Хотя Гершвин и был занят подготовкой к новой постановке, он был захвачен энтузиазмом Уайтмена. Общая структура того, что Гершвин по началу собирался назвать «Американская рапсодия», пришла ему в голову во время поездки в Бостон, на вечере в доме его друга – знаменитая тема в медленном темпе, играющая в середине композиции. Более-менее завершенная «Голубая рапсодия» была готова к концерту 12 Февраля 1924г. «Более или менее» - в том смысле, что некоторые фортепианные партии представляли собой чистую импровизацию во время выступления. Заметным вкладом к успеху Рапсодии стала оркестровка Ферда Грофе, конечно, при участии талантливого бэнда Уайтмена – хотя Гершвин в своем черновике, набросал нотную линию кларнета как вариант для вступления. Позднее, Грофе была сделана полная симфоническая оркестровка – хотя сам Гершвин предпочел сделать оркестровку своих более поздних, крупных работ.

В 1928г., Гершвин занялся еще одним амбициозный проектом, нити которого тянутся с Парижа, куда композитор нанес визит в 1926г. Два года спустя во время европейского тура с Ирой и Леонором Гершвин, а также сестрой композитора Франсе, Гершвин работал над своей симфонической поэмой для оркестра «Американец в Париж»е. Большая часть работы была доделана в отеле Majestic Hotel в Париже, в частности до середины была завершена работа над отрывком «блюз-ностальгия», а вступительная часть «шагающая тема», просуществовала до 1926г., также как и название самого произведения. Необычность «Американца в Париже» заключается в том, что это одна из немногих работ Гершвина, где он не прописывает сам партитуру для фортепиано.

Струнная партитура, едва прослушивающаяся в маленькой коротенькой «Колыбельной» - превосходна. Гершвин отзывался об «Американце в Париже» как о «рапсодическом балете», и говорил, что он был программным произведением только в очень общем, импрессионистском смысле, так что каждый слушатель мог услышать в музыке все, что рисовало его воображение. Первое выступление, под дирижированием Вальтера Дэмроша состоялось 13 декабря 1928г., в зале Карнеги Холл.

В 1832г., Гершвин не создали н одной музыкальной комедии, но не смотря на это, год, в музыкальном плане, выдался насыщенным. Премьера «Второй рапсодии» состоялась в январе в Бостоне под дирижированием Серджа Кусевистки. В феврале Гершвин нанес визит в Гавану, где был очарован национальными инструментами, некоторые из которых он привез с собой в Нью-Йорк. В июле он целый месяц сочинял «Румбу» для оркестра, в которой были задействованы кубинские инструменты. К 1-му августу он был занят оркестровкой для своей композиции, которую он впервые исполнил на Lewisohn Stadium, под дирижированием Альбертом Коутсом в августе 1932. Позднее название было переименовано Гершвином на «Кубинскую увертюру». Год 1933 оказался не совсем удачным для Гершвина, он ознаменовался двумя безуспешными постановками «Pardon My English» и «Let 'Em Eat Cake». Любопытно, что эти мюзиклы содержали некоторые знаменитые идеи Гершвина, в частности вторую постановку можно считать как одну из самых оригинальных таких идей. В течении этого же времени, Гершвин продолжал вести переписку с Дю Бос Хейвард, начавшуюся в марте 1932года, в результате которой началась работа над музыкальной постановкой новеллы Хейварда, «Порги».

Для того чтобы оказать финансовую поддержку оперным постановкам, Гершвин становится гостем на радио-шоу “Music by Gershwin” и в начале 1934г., совершает турне вместе с оркестром. Специально для тура он сочиняет одну из своих самых восхитительных композиций «Variations on I Got Rhythm». Начавши работу во время отдыха на Пальмовом пляже во Флориде, он продолжил ее под час промежуточной остановки с Хейвардом в Чарльстоне, Южная Каролина. Дороси Хейаорд, переделавшая новеллу своего мужа в пьесу, которая позднее была взята за основу оперы, бала поражена способностью Гершвина работать над такой сложной частью в отсутствии фортепиано, так как у Хейварда не было его на тот момент. Тур Гершвина по стране начался 14 января 1934 г., когда впервые была исполнена «Variations». Спустя 28 дней, Гершвин возвратился в Нью-Йорк и, не считая выступлений на радио, полностью посвятил себя работе с Хейвурд. Во время летнего отпуска он на несколько недель присоединился к Хейвард на юге чтобы непосредственно изучить местную музыку. После месяцев упорной работы, Гершвин отметил в партитуре "Finished August 23, 1935.» После опробования в Бостоне, где были вырезаны фрагменты и где она была хорошо принята публикой, «Порги и Бесс» была представлена в Нью-Йорке, 10 октября 1935г. Хотя она и имела поверхностный успех и смешанные отзывы, самый амбициозный проект Гершвина сошел на нет, во время дорожного тура, после того как закончились почти все финансовые средства.

Как и следовало ожидать, Гершвин впал в уныние. Он понимал, что полностью отдал себя работе над «Порги и Бесс» и всегда продолжал верить в оперу (как это не печально, но всемирная слава пришла к нему только после смерти). Надеясь спасти музыку, включая некоторые пассажи удаленные до концерта в Бостоне, ему удалось сделать из нее продолжительную симфоническую сюиту, которая впервые была исполнена в Филадельфии 21 января 1936г., под дирижированием Александра Смоленса.

Сюита состоит из пяти секций: «Catfish Row», которая составляет всю вступительную часть оперы с песней "Summertime", пред которой, сначала, идет вступление оркестра, а далее фортепианная музыка Jazzbo Brown; часть "Porgy Sings" переходящая в фугу, третья часть под названием "Fugue", четвертая "Hurricane" и последняя часть "Good Morning, Brother".

В 1936г., Гершвин снова возвращается в Голливуд, чтобы опять заняться написанием песней к кинофильмам. В результате чего, появились две его лучшие работы Shall We Dance и Damsel in Distress (песни для The Goldwyn Follies не были полностью завершены, так как 11 июля 1937г., Гершвин скончался от опухоли головного мозга). Одной из лучших частей Shall We Dance, сочиненной для популярной команды Astaire-Rogers, являлась занимательная секвенция, долгое время известная как «Walking the Dog». Написанная для небольшого струнного оркестра, дудок и фортепиано, она была благополучно реконструирована из набросков и стала саундреком к фильму, посвященного памяти Гершвина его преданным поклонником Ирой Гершвин и вышедшей в конченом итоге под названием Promenade. Эта очаровательная интерлюдия была первой инструментальной композицией Гершвина, хотя в последний год своей жизни он помышлял о написании композиции для струнного квартета и уже начал реализовывать тематические идеи. Но сегодня только «Колыбельная» остается напоминанием того жанра.

Второй по счету самый старый американский оркестр, с честью поддержал великую музыкальную традицию, дав выступления по всей стране. Этот ансамбль по праву занял свое место среди самых выдающихся оркестров Соединенных Штатов. С 1969г., его родной резиденцией является элегантный концертный зал Powell Symphony Hall, которой примечателен своей непревзойденной акустикой. С момента своего основания в 1880г., сезонные выступления оркестра Saint Louis Symphony Orchestra возросли с шести до более чем 200 ежегодных концертов, включая также серии концертов в Powell Hall, два тура по среднему западу, ежегодный восточный тур, многочисленные концерты для студентов и ряд бесплатных концертов на открытом воздухе в Saint Louis и Saint Louis County Pop.

Лонард Слаткин по прежнему остается одним из самых востребованных дирижеров страны выступая с такими крупными ансамблями как New York Philharmonic, Chicago Symphony, Los Angeles Philharmonic и Minnesota Orchestra.


Что оценивать в "классических" дисках, а вернее, с дисках с живой записью или студийной "как есть"...? Степень приближения к реальности? А ведь это не то же самое, что творческое использование дополнительного измерения. И сравнивать оценки таких работ нельзя, а у нас они все в одной куче. А если еще более глобально - насколько важна эта самая реалистичность? В искусстве-то?

Ну да ладно. Что мы имеем на этом диске: стерео с незаполненным центром, прижатое краям + много того же самого, да еще с эхом, из тылов. Создает хорошее впечатление нахождения в зале, слушается приятно. Последний трек, по традиции фирмы, с изюминкой... многоканальной... Сзади очень громко и четко звучит дынная погремушка-цыкалка. Оценку поставлю 6, так как от многоканала хочу творческого акта, а не четырех микрофонов. (У меня максимум "атмосфере" - 8)
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post

Reply to this topicTopic OptionsStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0
 

Сейчас: 16/09/2019 - 09:14