Blu-ray Портал SACD Портал DVD-Audio Портал DTS Портал DVD Портал DualDisc Портал
Многоканальная Музыка (Surround SACD & DVD-Audio)

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Купить диски можно в интернет-магазинах
 Forum Rules Правила раздела

 
Reply to this topicStart new topicStart Poll

Древовидный · [ Стандартный ] · Линейный

> Gustav Mahler / Michael Tilson Thomas "Symphony No.6", SACD

Оцените многоканальную запись:
 
10 [ 0 ] ** [0.00%]
9 [ 1 ] ** [100.00%]
8 [ 0 ] ** [0.00%]
7 [ 0 ] ** [0.00%]
6 [ 0 ] ** [0.00%]
5 [ 0 ] ** [0.00%]
4 [ 0 ] ** [0.00%]
3 [ 0 ] ** [0.00%]
2 [ 0 ] ** [0.00%]
1 [ 0 ] ** [0.00%]
Всего голосов: 1
Гости не могут голосовать 
Подписка на тему | Сообщить другу | Версия для печати
Elephantus
post 22/08/2008, 08:17
Сообщение #1


Млекопитающее
******

Группа: Участники
Сообщений: 4,579
Из: МО Курганье

Аудио диски:  552  / 273
Музыкальные DVD:  51  / 20


Gustav Mahler / Michael Tilson Thomas "Symphony No.6" 2SACD


Gustav Mahler / Michael Tilson Thomas "Symphony No.6" , SACD

Гибридный SACD 5.0 (4.0)

San Francisco Symphony
Michael Tilson Thomas, conductor

Disc 1
1st movement: Allegro energico, ma non troppo. Heftig, aber markig 24:33
2nd movement: Scherzo: Wuchtig 14:02
3rd movement: Andante moderato 17:27

Disk 2
4th movement: Finale: Allegro moderato-Allegro energico 31:22


Total Playing Time: 87:30


Recorded live at Davies Symphony Hall in San Francisco September 12 - 15, 2001
Producer: Andreas Neubronner
Balance Engineer: Peter Laenger
Tape Operator: Andreas Ruge
Editing, Remixing and Mastering: Andreas Ruge, Andreas Neubronner
Technical Assistance: Jack Vad
DSD Recording: Gus Skinas


San Francisco Symphony (821936-0001-2, 8 21936 00012 0), 2001
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Elephantus
post 22/08/2008, 08:32
Сообщение #2


Млекопитающее
******

Группа: Участники
Сообщений: 4,579
Из: МО Курганье

Аудио диски:  552  / 273
Музыкальные DVD:  51  / 20


Цитата( буклет)
Эта запись Симфонии Малера № 6 была сделан во время концертов Сан-Франциского Симфонического в сентября 12-15,2001 и фиксирует коллективный ответ на события от 11 сентября. Исполнение этой музыки, запланированное задолго до этого дня, помогло всем участникам - дирижеру, музыкантам, и слушателям - собраться со своим мыслями и эмоциями, так, как они пытаются вступить на борьбу с хаосом. Ввиду того, что мир Шестой Малера резкий и трагичный, и хотя моменты исключительной красоты разворачиваются в ее центре, эта симфония не предлагает никаких простых ответов. Выступление, услышанное здесь, появляется в связи с определенным моментом  американской истории. Оно напоминает нам, на сколько глубоко большое искусство вдохновляется в этом мире своими попытками постижения.


Цитата
Симфония № 6 ля-минор

Летом 1903 и 1904, Малер был счастлив как никогда в своей жизни. Все же именно тогда он написал свою самую мрачную музыку, Шестую Симфонию и две заключительных песни из Песен об умерших детях (Kindertotenlieder). Его жена, Альма, была понятно потрясена навязчивой идеей смерти детей, недавно ставшего отцом двух здоровых дочерей, и, когда их старшая дочь Мария умерла от дифтерии летом 1907, Альма была уверена, что ее муж искусил проведение. Малер смотрел на это по-другому. Он был убежден, что художник имеет власть интуитивно постигать события до их происхождения, и что он не может избегать боли такого предвидения. Он представил Финал Шестой Симфонии как сценарий, в котором "на героя" обрушиваются "три сокрушительных удара судьбы, последний из которых подрубает его как срубленное дерево". Лето 1907 принесло ему три таких удара: смерть Марии, сообщение о собственной болезни сердца, и горький конец руководства Венской Оперой. Снова, как Альма говорила, Шестая Симфония стала автобиографией, написанной во временных предчувствиях.

Писал ли Малер о себе? Писал ли об апокалипсисе 1914? О Аушвице и Бабьем Яре? Писал ли он просто симфонию? Мы знаем от Альмы, что Малер был эмоционально занят работой над этим произведением больше, чем над любым другим в своей жизни; так, что после генеральной репетиции перед премьерой, которую он провел в Эссене 27 мая 1906, он ходил "туда - сюда по артистической, рыдая, выворачивая руки, неспособный управлять собой"; поэтому, на концерте, он так боялся потерять контроль, так боялся своих спущенных с цепи демонов, что дирижировал ужасно. Шестая Симфония – это работа, наполненная трагическими видениями. И, если другие симфонии Малера оканчиваются в триумфе, в тихом счастье, или, в их совершенной безнадежности смирения и покорности, Шестая уникальна в своем минорном финале.

Малер начинает с мрачного марша. Мы чувствуем тяжелую поступь прежде, чем услышим оркестр, но это займет только пять тактов агрессивного крешендо до существенного проявления музыки. Тогда, при ослабляющемся барабанном бое, две литавры выстукивают, левой ... левой... левой-правой-левой маршевый ритм. И по нему, три трубы звучат аккордом в ля-мажоре. Они также постепенно ослабевают, и аккорд с пол оборота, изменяется с мажора на минор. Это - всё. "Судьба" или "трагедия" - никакие слова не передадут это, так определенно, как музыка. Смена в настроении приходит со страстной мелодией, предназначение которой, как говорила нам Альма, представить ее. Прерванная кратковременной гротесковой мелодией маршевого стаккато, "Альма", с декрешендо, завершает вступление. В течение долгого времени, марши доминируют над развитием. Затем Малер удаляется к горным высотам. Челеста и разделенные скрипки исполняют таинственные аккордные последовательности, красиво размазанные звуком далеких коровьих колокольцев. "Последнее приветствие с земли, чтобы проникнуться отдаленным одиночеством горных вершин," сказал Малер. Пробуждение от этого видения внезапно и недобро. "Альма" вновь появляется, как и прежде, и первая часть заканчивается "собственным" жестом торжества.

Малер затруднялся в выборе порядка двух средних частей. Исправленное Полное Издание 1963 (которого придерживается существующее выступление) ставит Скерцо вторым. Ритмическое разделение царствует в Скерцо. Что отмечается в первую очередь – это подобие первой части, но оно - гротескный вариант более ранней музыки. Трио, приходящее дважды, выглядит метрически чрезвычайно нерегулярно. Альма Малер услышала в этом "аритмичную игру маленьких детей". Ее прочтение коды - "ребячьи голоса становятся более и более трагичными, чтобы в конце закончится хныканьем".

После этой музыки подавленного насилия, Анданте, как бальзам. Вдохновленная мелодия - чудо нежных выражений, сыгранных волшебно, с легким касанием воздушного тембра здесь, там, на мелодичной кривой с более высокой рельефностью. Вернувшись позже к этой части, Малер, с добавлением мягко парящей контрапунктирующей мелодии для приглушенных скрипок, делает линии, перехода от гобоя к фагота, к рожку и далее, изменяющимися оттенками, с изящными наложениями. Эта часть в целом имеет удивительный гармонический размах, ее кульминационный момент, помещенный в едва слышном, светящемся ми-мажоре, и для этого Малер возвращается к таинственному звуку коровьих колокольцев.

Окончательные намерения Малера относительно порядка этих двух средних частей не ясны. В оригинале Скерцо помещается перед Анданте, как было в издании, перед премьерой. Для этого выступления, однако, во втором издании, Малер меняет сложившийся порядок. Считается, что он, в конечном счете, желал восстановить первоначальный порядок, но надежные и прямые доказательства этого отсутствуют. С музыкальной точки зрения, случай, когда Скерцо предшествует, Анданте, чрезвычайный. Оно больше воспринимается как своего рода пародия на первую часть, если следует за ней немедленно, отсрочка, предоставленная для Анданте, более выразительна, когда последнее оказывается после двойного воздействия первой и второй части и непосредственно перед эмоционально напрягающим Финалом, да и тональные взаимосвязи (чье воздействие все мы чувствуем, даже если не можем выразить их) более эффективны.

Финал не намного дольше первой части, но он воспринимается значительным. От глухого стука низкого «до» в нем возникает всеохватывающий водоворот удивительно светящейся пыли. Первые скрипки отделяют себя от этой туманности, декламируя фразу страстного речитатива, а он, в своем снижении, сталкивается с предзнаменованием, которое мы не встречали некоторое время - мажорный аккорд, поворачивающийся к минорному и барабаны с их жестокой маршеобразной интонацией. Когда они отступают, низкие струнные возвращаются к покою в низким «ля».

В течение не многим больше полуминуты Малер определяет гармоническую задачу Финала. Превосходство центральной симфонической тональности, ля-минора, должно быть вновь установлено. Построение Малера - знакомый сонатный план: интродукция, экспозиция, вариация, реприза, и кода. Он реализован совершенно оригинальным образом, интродукция вновь появляется, всегда варьируясь, в каждом из соединении.

Позвольте мне описать эту пьесу иначе. От интродукции, музыка постепенно прорывается к миру маршей. Герой идет дальше для завоевания, но в полном потоке самоуверенности сокрушительный удар сваливает его. Для этого, Малер хотел эффект "короткого, мощного, тяжело звучащего удара неметаллического качества, как удар топора". Музыка набирает энергию, лидирующий марш становится более возбужденным, только чтобы снова быть остановленным вторым сокрушительным ударом.

В оригинальной концепции Малера, третий сокрушительный удар совпадал с ля-мажорным аккордом "судьбы" в последнем проявлении пыльной бури интродукции, но автор устранил его в последующем изменении. Невозможность управлять этой чудовищной интродукцией достаточна. В ее последнее появление, как мы слышим, начинается ля-минор, и заканчивается аккордом "судьбы" в ля-мажоре. За длинным барабанным боем, который приклеивает музыку к ля-минору, тромбоны и туба запинаются фрагментами похоронной музыки. В симфонии наступает остановка, отступление в нерешительность. Заключительное, зверское трагическое действие - внезапный взрыв ля-минора и, за ним, последняя мрачная барабанная дробь.

- Michael Steinberg



Цитата
Разделенное Видение

И до Малера были композиторы - великие и выразительные рассказчики, но никто менее его, не скрывал своих эмоций и глубины рассказа своего жизненного опыта. Его Шестая Симфония - работа огромного исследования, проверки музыкальных пределов. В ней Малер продвигает свои технические способности, как композитора, и границы своего восприятия, как человека. Его первые зрители были потрясены и испуганы этим новым видом обнажающей душу музыки. Сам же он настолько расстраивался сделанным в своей Шестой, что был в слезах на первых репетициях. Шестая решительно обращается к одержимой, разрушительной природе человека, неослабной способности человечества вредить себе. В ее заключительных страницах, сталкиваемся с судьбой и пониманием: не будет никакого милосердия. Но на этих страницах больше, чем отчаяние. Абсолютная честность, юмор, нежность, и, в третьей части, почтение к силе любви. Малер говорил, что симфония должна отражать жизнь. Весь его симфонизм -  как завещание к этой вере, и нигде он не представил свое кредо так мощно, как Шестой Симфонии. Слушая неистовство и горе этой музыки, трудно ухватить, как кто-то, испытывающий эти чувства, смог записать их. Сам Малер сомневался, что, он сумел создать это, оставаясь в здравом рассудке. Но Шестая – это экстраординарный пример его желания общения, его потребность сказать другим, что они не единственные в преодолении существующего террора, который как не печально стал частью современной жизни. Потребность общаться, в конечном счете, было тем, что провело его через композиторский процесс, и что позволило написать это Геркулесовое произведение. Именно его вера и приверженность к утешающей и преобразующей силе музыки вселяется в нас при исполнении этой работы, и мы надеемся, будет чувствоваться нашими слушателями.

Michael Tilson Thomas


Поиграв, немного и с приставкой про-, с Провидением, проникаешься суетностью мира. В самый раз к Малеру-6 обратиться. Вроде как в воспитательных целях. Для незнакомых, в буклете в крупном мазке сказано. Если посерьезнее, то можно нос в Инну Барсову засунуть, хоть и 75 год, но ни следа вдохновляющей и направляющей силы не будет, как и примата народности. Малер звучит (в том числе и на этой записи) ярко, сочно, с исключительной звуковой палитрой, нежно и убойно (буквально). Долго подбирал какого исполнителя буду слушать, выбрал Тилсон Томаса и не сколько не жалею. Немного расстроился, когда на коробке прочитал: стерео гибрид, но какое дело до надписей, когда с «судьбой» имеешь дело, поставил диск, а там многоканальная запись живого выступления, идеально записанная. Зал, кроме очень слабой реверберации, о себе пару раз напомнил. А вот оркестр от уровня фронтов и вширь и вглубь и с очень хорошей звуковой динамикой, что для музыки Малера очень важно, прописан.

Музыка – 10
Запись – 10
Многоканальность – 9 (и чем им центр помешал? хуже бы не было)
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post

Reply to this topicTopic OptionsStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0
 

Сейчас: 26/06/2017 - 01:24