Blu-ray Портал SACD Портал DVD-Audio Портал DTS Портал DVD Портал DualDisc Портал
Многоканальная Музыка (Surround SACD & DVD-Audio)

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Купить диски можно в интернет-магазинах
 Forum Rules Правила раздела

 
Reply to this topicStart new topicStart Poll

Древовидный · [ Стандартный ] · Линейный

> Ola Gjeilo "Stone Rose", SACD

Оцените многоканальную запись:
 
10 [ 0 ] ** [0.00%]
9 [ 0 ] ** [0.00%]
8 [ 0 ] ** [0.00%]
7 [ 0 ] ** [0.00%]
6 [ 1 ] ** [100.00%]
5 [ 0 ] ** [0.00%]
4 [ 0 ] ** [0.00%]
3 [ 0 ] ** [0.00%]
2 [ 0 ] ** [0.00%]
1 [ 0 ] ** [0.00%]
Всего голосов: 1
Гости не могут голосовать 
Подписка на тему | Сообщить другу | Версия для печати
mm
post 16/10/2008, 19:59
Сообщение #1


Хроник
******

Группа: Администратор
Сообщений: 5,432
Из: Питер

Аудио диски:  609  / 449
Музыкальные DVD:  118  / 110


Ola Gjeilo "Stone Rose" SACD

Ola Gjeilo "Stone Rose" , SACD

Жанр: классика / нью-эйдж

Гибридный SACD 5.1

Ola Gjeilo Piano
а так же
Tom Barber Flugelhorn
Johannes Martens Cello
David Coucheron Violin
  1. Snow In New York 3:29
  2. North Country 2:45
  3. Michelle 3:00
  4. The Line 4:30
  5. The Hudson 3:26
  6. Roxbury Park 3:54
  7. Stone Rose 4:26
  8. January 2:29
  9. Sidewalks 2:34
  10. Manhattan 1:53
  11. April 3:24
  12. Madison 3:00
  13. Sienna 2:30
  14. North Country II 5:13
  15. Serenity 4:50

Recorded at Sofienberg church, Oslo, Norway
August 5th-8th 2007 by Lindberg Lyd AS

Recording producer and balance engineer Morten Lindberg
Recording engineer Hans Peter L’Orange
Piano technician Thron Irby STEINWAY & SONS
Editing and SACD-mastering Morten Lindberg


2L (48, UPC:7041888512523), 2007
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
mm
post 16/10/2008, 20:07
Сообщение #2


Хроник
******

Группа: Администратор
Сообщений: 5,432
Из: Питер

Аудио диски:  609  / 449
Музыкальные DVD:  118  / 110


Очень красивый, задумчиво-созерцательный, иногда чуточку торжественный, иногда печальный пианизм. Звук тембрально мягок и богат атмосферой собора, как в стерео варианте, так и в многоканальном.
Последний при этом выгодно отличается не столько объемностью, сколько заполнением пространства. Фортепиано и в стерео представлено "широченным образом", а в обогащенном виде оно вообще везде. 6.

Упаковано приятно оформленную картонную раскладушку с нормальной пластмассовой вставкой-дискодержалкой. Буклет... приклеен к коробке изнутри, последней страницей. Надписи и картинки на обложке выполнены из глянцевого материала, тогда как основная поверхность - матовая. Таким образом, название альбома проявляется за счет отражающегося света...

Цитата(буклет)
Ола Гжейло

Беседа с Майклом Адамсом (Michael Adams)

- Не могли бы вы немного рассказать о процессе создания произведений?

- Конечно. Писать музыку для фортепиано – самое большое наслаждение для меня. Я люблю писать для своего инструмента, и это даже нельзя назвать "писать", потому что на самом деле я никогда ничего не записываю. По-моему, чем ближе музыка к импровизации, тем лучше результат. Тогда музыка, если я был очень сконцентрирован во время импровизации, получается более глубокой и спонтанной, не отягощенной вычислениями. Очень важно не мешать, не стоять на пути. Великий английский архитектор Кристофер Рен (Christopher Wren) однажды сказал: "ничто не может добавить красоты свету". И по-моему, это и есть правильное отношение. Конечно, он говорил это к вопросу о том, должны ли построенные им церкви быть с витражами или без; ему нравились прозрачные окна, он не считал, что естественный свет следует украшать.

Пьеса, по имени которой назван этот альбом – "Stone Rose" – была импровизацией. Я просто записал ее на пленку, слегка отредактировал и затем выучил, как будто ее написал кто-то другой. И для меня это лучшая пьеса, самая личная и честная.

Под конец мне все же пришлось кое-что записывать на бумагу, так как мы решили издать некоторые пьесы в печатном виде, чтобы их могли играть все желающие. Это было нелегко, потому что большинство моей музыки носит импровизационный характер, но видеть музыку на бумаге было интересно.


- Некоторые композиции носят названия, имеющие отношение к Нью-Йорку. Этот город вдохновлял вас, когда вы сочиняли?

- Да, безусловно. Я люблю Нью-Йорк всем сердцем. Он почти как человек для меня, у него вполне определенный характер и душа. Первая композиция альбома, "Snow In New York", - описание сказочного покоя, который я ощущаю всякий раз, как просыпаюсь, а в городе идет снег. На другие вещи, такие как "North Country", "The Line", "The Hudson", "Serenity" и "April" меня также вдохновил Нью-Йорк, а "Michelle", "Roxbury Park", "January" и "Sienna" связаны с Лос-Анджелесом, где я жил в 2006-07 годах. Roxbury Park – это небольшой парк неподалеку от того места в Беверли-Хиллс, где я жил. Этот парк много значил для меня, там я мог свободно прогуливаться, где не надо было никуда ехать, а такое редкость в Лос-Анджелесе. Поэтому для меня эта вещь самая радостная и беззаботная на всем альбоме. Мне кажется, эти два города хорошо дополняют друг друга, они невероятно разные, но в обоих так много прекрасного.

- Об альбоме в целом: мне показалось, что в нем много размышлений и упор сделан на спокойствие и теплоту. Так и задумывалось?

- Не совсем. Просто сейчас из меня изливается именно такая музыка. Хотя мне всегда нравилась созерцательная фортепианная музыка, особенно у таких мастеров, как Кит Джарретт (Keith Jarrett). Но мне кажется, я хотел написать дружелюбную и "общительную" музыку, от самой интимной до более эмоциональной и ритмичной. И мне кажется, получилось хорошее начало, учитывая, что это мой первый соло-альбом.

- Вы упомянули Кита Джарретта. Его работы играют важную роль в вашем музыкальном развитии?

- Да, его музыка имеет очень большое влияние на меня, просто потому, что я считаю его самым великим импровизатором и наиболее одаренным композитором нашего времени. Его сольные концерты, его музыка для "Скандинавского квартета" (Scandinavian Quartet) с Жаном Гарбареком (Jan Garbarek), его трио с ДеДжонетт (DeJohnette) и Пикоком (Peacock) – его вклад огромен, он всегда играет те самые ноты – ни больше, ни меньше.

По моему мнению, единственный кто приближается к нему, - Глен Гоулд (Glenn Gould), когда играет Баха. По-моему, то, что он сделал, почти равносильно импровизации, потому что он сделал музыку настолько своей, что в ней столько же Гоулда, сколько и Баха. Я знаю, что многие настроены против него, и я бы согласился. И все же, мне кажется, что в данном случае дело не в его эго, дело в его невероятной способности выходить за пределы стиля и времени.

Но я разделяю большинство взглядов Джарретта. Я считаю то, что он делает, очень смелым. Он никогда не пользуется своей умопомрачительной техникой, чтобы просто впечатлять или раздражать, но лишь для того, чтобы как можно более искренно выразить то, что внутри и вокруг него в каждый конкретный момент. Чувствуется, что он влюблен в фортепиано и в музыку, которая течет сквозь него.


- В колледже вы изучали классическую композицию. Что заставило вас переключиться на музыку, в которой сильно влияние джаза и поп-музыки.

- На самом деле, я импровизирую с ранних лет. Я сильно и долго бунтовал против чтения музыки. Я хотел просто играть свою музыку или учить музыку на слух. Сейчас я этому рад, хотя довел не одного учителя.

Музыка, которую я пишу сейчас, уходит корнями в то, что я делал ребенком, только сейчас она глубже и сложней, я надеюсь (смеется). Но в подростковом возрасте у меня был прекрасный учитель классический игры на фортепиано, Синов Лохен (Synove Lochen), и она научила меня, как играть увесисто, как сидеть правильно, как заниматься эффективно. В старших классах я изучал с несколькими учителями джазовое пиано, так что впервые мои импровизаторские потуги получили некоторую формальную поддержку. В конце концов я выбрал изучение классической композиции и поступил в Королевский колледж музыки в Лондоне и в школу Джульярда в Нью-Йорке. Я изучал контрапункт, оркестровку, стал получать заказы и публиковаться в Европе и США. Но перед последним годом обучения на звание магистра в школе Джульярда я вдруг осознал, что пишу не ту музыку, которую хочу, и что в душе я больше пианист, а не кто-либо другой. Поэтому во втором семестре я потратил кучу денег на запись музыки в студии Джульярд, музыки, которая не поддавалась классификации и выражала то, как я себя чувствовал в то время с музыкальной точки зрения. Это принесло такое облегчение, и именно те демо-записи стали основой "Stone Rose". Хотя я до сих пор пишу немало классической музыки. Писать по заказу для отдельных ансамблей мне очень нравится, здорово слышать, как музыку, написанную кем-то, исполняют и интерпретируют другие.


- Как вы попали на 2L – лейбл, выпускающий этот диск?

- Я давно знаю 2L, а с Мортеном Линдбергом (Morten Lindberg) и Хансом Питером Л'Оранжем (Hans Peter L'Orange) познакомился весной 2007 в Лос-Анджелесе. Я тогда жил там, а они приехали на церемонию вручения Грэмми. Они были номинированы в категории "Лучший объемный звук", что безусловно является огромным достижением. Ранее мы кратковременно сотрудничали в издательском деле, и я подумал, что теперь, когда я вернулся в фортепиано и музыке, которую люблю писать, пришло время издать свой первый альбом.

Позже я послал им свои записи, и им понравилось. Я вернулся в Европу на лето и у меня был очень плодотворный период записи – один из тех периодов, которые так много дают музыканту. Они отлично знают, как сделать так, чтобы пиано отлично звучало – как в стерео, так и в объемном звуке. Записи проходили в одной из церквей Осло в Норвегии. Там была отличная акустика и было здорово работать посреди города. Особенно ценно то, что запись велась в помещении с естественной реверберацией. Кроме того, церковь смотрела на прекрасный парк, что создавало особую атмосферу.

В церкви был выбор из двух великолепных фортепиано Steinway – модели С и D. D – самая большая модель, но для этой музыки я выбрал С и влюбился в эту модель. Я был сражен тоном этого фортепиано и его способностью давать большие, теплые, но при этом очень личные звуки.


- Расскажите о музыкантах, участвовавших в записи CD.

- Том Барбер (Tom Barber) – один из самых талантливых исполнителей Африки на трубе и флюгельгорне. Мы познакомились в школе Джульярда и с тех пор играем вместе – недавно мы основали в Нью-Йорке джазовый квартет. Дэвида Кучерона (David Coucheron) я также знал с Джульярда, а с Йоханнесом Мартенсом (Johannes Martens) познакомился в связи с записью этого альбома. Он очень открытый музыкант, с ним было здорово работать. Вообще запись прошла без сучка и задоринки, в первую очередь благодаря прекрасным людям, принимавшим в ней участие – от звукоинженеров до музыкантов и близких друзей, также внесших неоценимый вклад.

Ола Гжейло (родился в 1978) – норвежский композитор и пианист, живущий в Нью-Йорке. У него блестящая концертная карьера, он исполняет собственную музыку, как соло, так и со своим ансамблем - Ola Gjeilo Group – по всему миру: в Осло, Лондоне, Нью-Йорке и Сан-Франциско.

Музыка Гжейло исполняется в более чем 20 странах мира в таких концертных залах, как Carnegie Hall в Нью-Йорке, Alice Tully Hall и Scandinavia House, Jackie Gleason Theatre в Майами, St. Paul's Benson Great Hall, GustafVasa Church в Стокгольме и Concert House в Осло. Он широко востребованный композитор и работает с такими издательствами, как Walton Music, Oxford University Press, 2L e-score и Musikk-Huset Publishing House. Ола начал изучать джаз, классическое фортепиано и композицию в возрасте семи лет. После обучения в Норвежской академии музыки в Осло и Королевском колледже музыки в Лондоне, он закончил образование и получил степень магистра по композиции в Школе музыки Джульярда.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post

Reply to this topicTopic OptionsStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0
 

Сейчас: 15/10/2018 - 17:47