Blu-ray Портал SACD Портал DVD-Audio Портал DTS Портал DVD Портал DualDisc Портал
Многоканальная Музыка (Surround SACD & DVD-Audio)

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Купить диски можно в интернет-магазинах
 Forum Rules Правила раздела

 
Reply to this topicStart new topicStart Poll

Древовидный · [ Стандартный ] · Линейный

> Dmitry Shostakovich "Preludes & Ballet Suite", SACD

Оцените многоканальную запись:
 
10 [ 0 ] ** [0.00%]
9 [ 1 ] ** [50.00%]
8 [ 1 ] ** [50.00%]
7 [ 0 ] ** [0.00%]
6 [ 0 ] ** [0.00%]
5 [ 0 ] ** [0.00%]
4 [ 0 ] ** [0.00%]
3 [ 0 ] ** [0.00%]
2 [ 0 ] ** [0.00%]
1 [ 0 ] ** [0.00%]
Всего голосов: 2
Гости не могут голосовать 
Подписка на тему | Сообщить другу | Версия для печати
Elephantus
post 21/12/2008, 21:34
Сообщение #1


Млекопитающее
******

Группа: Участники
Сообщений: 4,579
Из: МО Курганье

Аудио диски:  552  / 273
Музыкальные DVD:  51  / 20


Dmitry Shostakovich "Preludes & Ballet Suite" SACD
Alexei & Michael Utkins / Hermitage Chamber Orchestra

Dmitry Shostakovich "Preludes & Ballet Suite" , SACD

Гибридный SACD 5.0

Алексей Уткин, солирующий гобой (1 – 24; 26 – 28)
Михаил Уткин, солирующая виолончель (12 – 15); виолончель (24)
Мария Чепурина, солирующая флейта (17 – 24; 26 – 27)

Камерный Оркестр "Эрмитаж"
Петр Никифоров, 1-ая скрипка (1 – 11; 16 – 28)
Илья Норштейн, 1-ая скрипка (1 – 11; 16 – 28)
Мария Тришина, 1-ая скрипка (1 – 11; 16 – 28)
Анна Полетаева, 2-ая скрипка (1 – 11; 16 – 28)
Надежда Сергиенко, 2-ая скрипка (1 – 11; 16 – 28)
Андрей Барзов, 2-ая скрипка (1; 16 – 28)
Евгений Соркин, 2-ая скрипка (2 – 11)
Федор Белугин, альт (1 – 11; 16 – 28)
Зоя Неволина, альт (1 – 11; 16 – 28)
Екатерина Досина, солирующая виолончель (24); виолончель (1 – 11; 16 – 28)
Ольга Казанцева, виолончель (1 – 11; 16 – 28)
Михаил Хохлов, контрабас (1 – 11)
Глеб Чернобровкин, контрабас (16 – 28)
Дарья Алешина, фортепиано (12 – 15)
Андрей Винницкий, ударные (17; 19 – 21)
  1. Элегия фа-диез минор (переложение для гобоя и струнных) [04:06]

    Десять прелюдий, соч. 34 (переложение для гобоя и струнных)
  2. Prelude №1 in C Major [01:33]
  3. Prelude №16 in B Flat Minor [01:05]
  4. Prelude №3 in G Major [02:07]
  5. Prelude №8 in F Sharp Minor [01:03]
  6. Prelude №11 in B Major [00:51]
  7. Prelude №17 in A Flat Major [02:04]
  8. Prelude №18 in F Minor [01:06]
  9. Prelude №19 in E Flat Major [01:44]
  10. Prelude №21 in B Flat Major [09:54]
  11. Prelude №22 in G Minor [02:45]

    Прелюдия и фуга до минор, соч. 87 (переложение для гобоя, виолончели и фортепиано)
  12. Prelude [03:56]
  13. Fugue [05:32]

    Прелюдия и фуга си мажор, соч. 87 (переложение для гобоя, виолончели и фортепиано)
  14. Prelude [01:26]
  15. Fugue [02:32]

    Балетная сюита для флейты, гобоя, струнных и ударных (составлена Михаилом Уткиным из музыки к балетам “Светлый ручей”, “Болт” и “Золотой век”)
  16. Andante (Dance of The Negro) [00:51]
  17. Allegro (Soviet Dance) [02:20]
  18. Pantomima (Kozelkov’s Scene) [03:12]
  19. Variation (Dance of The Drayman) [01:59]
  20. Polka (Bureaucrat) [02:28]
  21. Intermezzo (Saboteurs) [03:36]
  22. Duet (Jealous Zina) [01:51]
  23. Russian Dance (Lubok) [01:45]
  24. Adagio (Zina and Pyotr) [06:18]
  25. Pizzicato (Ballerina’s Variation) [01:02]
  26. Waltz (Dance of The Ballerina) [03:06]
  27. Galop (Coda) [01:56]
  28. Adagio [05:05]
Общее время звучания [68:09]

Все транскрипции выполнены М.Ю. Уткиным.

Записано: 2.10.2004,11.02.2005 в зале "Манеж" Московского Театра "Школа Драматического Исскуства", 24.10.2004 в 5-ой студии ВГТРК (ДЗЗ), Москва, Россия
Продюсер записи - Михаил Серебряный
Звукорежиcсер (баланс-инженер) - Erdo Groot
Звукоинженер - Roger de Schot
Монтаж - Carl Schuurbiers


Caro Mitis (CM 0082004, 4 607062 130131), 2006
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Elephantus
post 21/12/2008, 21:40
Сообщение #2


Млекопитающее
******

Группа: Участники
Сообщений: 4,579
Из: МО Курганье

Аудио диски:  552  / 273
Музыкальные DVD:  51  / 20


Цитата( Буклет )
Если бы Дмитрию Шостаковичу сказали в 1935 году, что его судьба в музыкальном мире складывается сказочно удачно, он бы едва ли с этим согласился. Прежде всего, он, вероятно, вспомнил бы о том, как после смерти отца у него на руках оказались мать и две сестры, и чтобы хоть как-то поддержать семейство, ему пришлось работать тапером в кинотеатрах Петрограда. Недобрым словом была бы помянута эта работа. Не слишком приятные воспоминания были связаны с конкурсом пианистов имени Шопена в Варшаве, на который возлагались самые честолюбивые надежды. Молодой композитор припомнил бы и безвкусные тексты, на которые он вынужден был писать музыку, и нелепые либретто, предлагавшиеся ему для балетов, и последовательное исчезновение этих балетов из репертуара... Шостакович на пороге тридцатилетия мог на многое посетовать.

Но сегодня, спустя семьдесят лет, рассматривая 20-е – 30-е годы как начало пути молодого композитора, мы вправе говорить об этом времени как о периоде его блистательного взлета. Дипломная работа Шостаковича – Первая симфония – открыла дорогу его музыке на концертные площадки Европы. Через десять лет после окончания Петербургской консерватории он был уже автором двух опер, трех балетов, музыки для многих фильмов и театральных постановок. Знаком официального признания стал заказ произведения к 10-летию Октябрьской революции. И пусть либретто балетов были нелепыми до комизма, кинотехника беспомощной, а стихи, предложенные для юбилейного «Посвящения Октябрю», представляли собой не более чем рифмованные лозунги – но к нему обращались, его ценили, его знали; в газетах публиковались «дружеские шаржи» на него – вот уж воистину высокая степень популярности!

И ведь что парадоксально: художественный мир вокруг Шостаковича в этот период пестр и многолик, как никогда более; но именно в 20-е – 30-е годы его музыка обладает драгоценным свойством целостности и полноты высказывания, которая позднее, с появлением единого государственного стандарта в искусстве, уступит место той амбивалентности, «двоедонности», по словам Цветаевой, которая сохранится вплоть до последних лет жизни композитора.

Большинство произведений, записанных на этом диске, как раз и относится к периоду рубежа 20-х – 30-х годов.

Шостакович начал работу над циклом из Двадцати четырех прелюдий ор. 34 в самом конце 1932 года.

Есть что-то глубоко закономерное в том, что у столь авангардного молодого автора, до этого времени заявившего о себе как об экспериментаторе в области форм и тембров, появилось желание не просто обратиться к камерному фортепианному жанру, но, подобно Шопену и Скрябину, последовательно коснуться пером каждой тональности. Желание обязательно довести начатое до конца, воплотить замысел как можно более полно (например, пройти через все 24 тональности) – не наследие ли это петербургского академизма? Действительно, Шостакович, как и его «музыкальный дед» Римский-Корсаков (учитель его учителя Максимилиана Штейнберга), всю свою жизнь избегал внешнего беспорядка и незаконченности. Из-за этого он (кстати, как и Римский-Корсаков) не однажды брался за инструментовку чужой музыки, тратя силы на, казалось бы, непрестижную и неблагодарную работу.

Однако заполнение тонального круга – жест, имеющий гораздо более давнее прошлое: это жест чисто барочный (достаточно напомнить о «Хорошо темперированном клавире» Баха). Барокко не однажды заявляет о себе в музыке Шостаковича, но оборачивается разными ликами. В цикле ор. 34 мир странный и причудливый (буквальный перевод слова «baroque») заключен в рамки заданного извне порядка: замкнутого квинтового круга. Пестрота образов сочетается с закономерным движением тональностей, внезапные смены настроений – со строгим чередованием ладов и тоник.

Впрочем, для Шостаковича, преданно любившего фортепиано и одно время связывавшего с ним мысли о своем профессиональном будущем, было существенным и влияние композиторов-пианистов XIX века. Однако самым близким ему по духу оказался не неистовый Шуман и не щедрый на излишества Лист, а классически строгий Шопен: именно он почти за сто лет до Шостаковича вступил в диалог с Бахом, создав цикл фортепианных прелюдий во всех 24 тональностях.

Возможно, что в Прелюдиях op. 34 сказался и юношеский опыт работы музыкальным иллюстратором в кинотеатрах (Шостакович сопровождал на фортепиано немые кинофильмы). При первой возможности он отказался от этой музыкальной поденщины, но умение изображать «страсти человеческие», следуя за внезапными и подчас неожиданными экранными перипетиями, в дальнейшем ему пригодилось.

Логика немого кинематографа угадывается в резких «сменах планов» прелюдии соль мажор или выразительной «мимике» прелюдии ля-бемоль мажор. Гротескно заостренные интонации прикладной музыки проникают в меланхолическую клоунаду прелюдии фа-диез минор. Некоторые пьесы (например, прелюдия си-бемоль минор) провокационно напоминают о педагогическом репертуаре для начинающих пианистов. Все эти аллюзии вкупе причастны к созданию портрета автора, словно бы написанного на сшитых лоскутках «ткани цвета времени».

Непредсказуемость и сарказм, парадоксальная игра жанрами имели и еще один исток. В то время, когда появились Прелюдии op. 34, Шостакович много писал для театра; именно в эти годы, в частности, созданы три балета: «Золотой век», «Болт» и «Светлый ручей». Балетная сюита, представленная на диске, включает в себя избранные номера из этих произведений.

«Золотой век» был закончен в 1929 году. В сюиту вошли два номера из этого балета: «Советский пляс» – танец футболистов, который по сюжету должен составить контраст с томным Адажио западной танцовщицы Дивы, неудачливой Шемаханской царицы советского агитплаката, – и «Танец Негра», несправедливо обиженного боксера, которого засудил подкупленный Судья.

«Болт» был поставлен в 1931 году и почти незамедлительно снят. В письме к близкому другу композитор излагал сюжет будущего балета в иронических тонах: «Была машина, потом испортилась […]. Потом ее починили […], а заодно и новую купили. Потом все танцуют у новой машины. Апофеоз». Шостакович не преувеличил степень абсурдности «балета на производственную тему», собрания карикатурных миниатюр, чередующихся с агитационными пантомимами. Однако эстетический результат сегодня неожиданно кажется оправданным – если взглянуть на него как на дивертисментное зрелище, праздничное музыкальное представление, в котором зритель следит не столько за развитием сюжета, сколько за чередованием легко узнаваемых персонажей: прогульщик, бюрократ, пьяница, саботажник…

В сюиту вошли четыре номера из этого балета.

«Пантомима Козелкова»: этот комический вальс был использован также в балете «Светлый ручей», а тридцать лет спустя вошел в детскую фортепианную сюиту «Танцы кукол».

«Танец Ломового», как и следующие номера, полька «Бюрократ» и интермеццо «Вредители», – примеры дивертисментных номеров; танцы агитбригад, концерты самодеятельности – вот традиционные «рамки» этих карикатурных плакатов.

Последний балет Шостаковича, «Светлый ручей», был написан в 1934–35 гг. Несмотря на добродетельно-актуальный реквизит сюжета, где присутствуют и колхозники, и дачники-обыватели, и даже легкомысленный агроном, основу его составляют весьма традиционные ситуации: любовная путаница, переодевания, неузнавание, конечное примирение и чинное распределение влюбленных по законным парам.

В высшей степени непритязательное либретто дало повод молодому Шостаковичу написать чисто танцевальную музыку, сведя пантомиму к минимуму. Действительно, во многих номерах «Светлого ручья» узнается облик классического петербургского «большого балета», сформировавшегося в творчестве Чайковского и Глазунова. А бытовая сторона сюжета предоставила возможность композитору вновь с блеском выступить в прикладном жанре.

В сюиту входят следующие номера.

Дуэт «Ревность Зины»: колхозница Зина, увидев, как увлечен ее муж Петр приезжей танцовщицей, плачет; танцовщица ее утешает.

«Лубок»: в сценическую редакцию балета не вошел.

Адажио: по сюжету его танцует главная пара. Ночь; влюбленный герой не узнает свою собственную жену, переодетую в костюм прекрасной танцовщицы. Не повторяет ли невольно этот мотив другую ночную сцену, в саду графа Альмавивы? Пьеса, написанная по образцу большого балетного любовного адажио с участием сольного инструмента (здесь – виолончель), удивляет необычной для Шостаковича откровенной предсказуемостью мелодической линии. Но что-то восхитительно уютное и успокаивающее есть в этой предсказуемости, не несущей в себе пародийного оттенка. Адажио напевно, простодушно – но ведь и Моцарт не вложил иронии в уста Сюзанны, переодетой в платье графини, в ночи призывающей своего возлюбленного.

Pizzicato – вариация Танцовщицы из последнего акта: разоблачение состоялось, примирение совершилось, и герои танцуют по очереди и вместе.

Вальс Танцовщицы (I акт): либреттисты заставляют балерину танцевать этот элегантный вальс, впоследствии известный как «Лирический вальс» из «Танцев кукол», между пшеничными скирдами колхоза «Светлый ручей»…

Галоп – кода большой сцены с одураченным героем и всеобщей суматохой.

Адажио: как и «Лубок», не вошло в сценическую редакцию.

Появление Элегии в окружении других миниатюр Шостаковича этого времени кажется неожиданным, настолько открыта лирика, задушевна кантилена, бесхитростна покачивающаяся фактура аккомпанемента. Откровенная вокальность мелодии, заставляющая вспомнить о жанре романса, не обманывает: действительно, эта пьеса – переработанное ариозо Катерины из оперы «Леди Макбет Мценского уезда».

Записанные на этом диске две прелюдии и фуги относятся к совершенно иному периоду творчества Шостаковича. Эту музыку написал не блестящий юноша, ироничный и жизнерадостный выпускник консерватории, театрал, задира, надежда молодого советского искусства, а знаменитый Дмитрий Шостакович – автор девяти симфоний, первый композитор империи, трижды увенчанный Сталинской премией и дважды жестоко ошельмованный с благословения того, в честь кого ее учредили, член советского комитета защиты мира и отстраненный от преподавания профессор двух консерваторий.

В год 200-летия со дня смерти И. С. Баха (1950) Шостакович, смолоду склонный к профессиональной самодисциплине, пишет по образцу «Хорошо темперированного клавира» прелюдии и фуги во всех 24-х тональностях. Непосредственным импульсом к созданию самого масштабного фортепианного произведения Шостаковича стали баховские торжества в Лейпциге, на которых Шостакович присутствовал как участник советской делегации.

Но только ли баховский юбилей натолкнул Шостаковича на мысль создать «третий том» «Хорошо темперированного клавира»? Скорее всего, им руководило ощущение более тонкое. Он издавна чувствовал свое родство с немецкой музыкой. А после Постановления ЦК (1948 года) с его безграмотными суждениями и дилетантскими рекомендациями, адресованными крупнейшим композиторам страны, а также вскоре разразившейся «борьбы с космополитизмом», понятно стремление Шостаковича к своего рода духовной беседе. Свойственная петербургскому духу «тоска по мировой культуре» обращается в советское время желанием вписать свой личный мир в великую традицию, отстранившись от государственного псевдоискусства, пережить захватывающее ощущение художественной преемственности. Возможно также, что русский композитор, создавая свои прелюдии и фуги, помнил о Глинке, мечтавшем «связать западную фугу с нашей песней узами законного брака» (многие пьесы Шостаковича основаны на темах в русском стиле; среди таких пьес – записанная на этом диске Прелюдия и фуга до минор).

Шостакович сохранил принятую Бахом структуру: развернутая прелюдия – фуга. Правда, в отличие от Баха, он наделяет прелюдии и фуги легко уловимым мелодическим сходством. В до-минорном цикле первая интонация прелюдии – строгая, вызывающая ассоциации со знаменным распевом, по-мусоргски «темная» – становится темой фуги. В свою очередь, в цикле си мажор мерцания, завершающие прелюдию, в фуге перевоплощаются в задорные скачки. Однако сходство прелюдий и фуг не исчерпывается лишь отдельными мотивами. Дух сумрачного аскетизма пронизывает весь до-минорный цикл; напротив, циклу си мажор свойствен характер местами грубоватой, местами же полетно-грациозной танцевальности.

Елена Двоскина


Цитата( Буклет - перевод)
Этот альбом выпускается в столетний юбилей Дмитрия Шостаковича и задуман как отклик на эту годовщину. Братья Уткины вместе выступают достаточно редко: Алексей - руководитель Камерного оркестра Эрмитаж, Михаил - постоянный участник Московского Трио и Трио Опус 11. Так случилось, что им очень трудно найти удобный случай для совместных проектов; но, тем не менее, у них было особое желание вместе сделать эту запись.

Все транскрипции этого альбома сделаны Михаилом Уткином. Некоторые из них появились давным-давно, но другие, такие как Балетная сюита, были подобраны  и аранжированы специально для этой записи. Михаил Уткин выбрал по большей части некоторые из ранних пьес Шостаковича, не очень известных: руководствуясь, что "если отсутствует установившееся звуковое видение, тем легче для композиции изменить ее инструментальную косметику".

Эта транскрипция немедленно пустила корни на концертной сцене и очень часто исполняется на различных концертах Алексеем Уткиным и Оркестром Эрмитаж.

Гобой - один из самых капризных и своенравных инструментов, однако в руках Алексея Уткина, его отличает образцовое повиновение. В настоящее время не так уж много гастролирующих гобоистов, наделенных безупречной техникой и обладающих специальными методами дыхания (мелодия в исполнении Алексея Уткина кажется бесконечной). Он способен создать звуки, которые фактически невозможно играть на гобое (как звучит конец Прелюдии си-мажор). Однако, все это не столь важно для него, так как гораздо более страстно он увлечен 'над-инструментальными' проблемами. В решении их он стал выдающимся музыкантом.

Экстраординарный, по праву, солист, Алексей Уткин однажды почувствовал потребность в своем собственном ансамбле. Таким образом, в 2000 появился Эрмитаж – струнный оркестр, руководимый гобоистом (возможно единственный пример в наше время!). Французское слово 'эрмитаж' означает 'уединение'. Однако, 'уединение' - едва ли подходящее описание для концертной деятельности такой интенсивности, с постоянным потоком турне и в России, и за границей, осуществляемой сейчас Камерным оркестром Эрмитаж.


Приобщение к миру Дмитрия Дмитриевича начал с начал, доступных, конечно же. Этот и джаз-сюиты. Приобрел почти одновременно, а слушал вместе, тем более, что они слегка пересекаются. Сюиты по звучанию - искрометнее, как карнавальное платье, а этот мягкий, камерный, как уютный домашний халат, основной тембр ниже, уже динамическая широта, да и пространственная тоже. Настроение здесь задают элегия с двумя прелюдиями-фугами. Оркестр изыскан, и аккуратненькие загогулинки тщательно вырисованы. Но яркая балаганность джаз-сюит для раннего периода мне больше по душе пришлась и воспринимается мною как ближе к характеру композитора. Ведь здесь же, в 10-то прелюдий, в семи мажорные – спокойные, меланхоличные, а минорные – быстрые, почти вскачь. И это его характер, с подвохом.

Музыка – 9
Запись – 10
Многоканальность - 9
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Vladimir
post 23/12/2008, 19:57
Сообщение #3


Хроник
******

Группа: Участники
Сообщений: 559
Из: Питер

Аудио диски:  214  / 65
Музыкальные DVD:  7  / 3


Самый любимый из всей серии Caro Mitis. Успокаивает лучше любых ambient. Гений создаст гениальное даже из заказного проекта, под названием "Болт". А вот многоканальность у Caro по мне только на 8.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Elephantus
post 23/12/2008, 20:39
Сообщение #4


Млекопитающее
******

Группа: Участники
Сообщений: 4,579
Из: МО Курганье

Аудио диски:  552  / 273
Музыкальные DVD:  51  / 20


Многоканальность, а точнее локализация прикрыта мягкостью, легатностью мелодий, отчасти и студия размывает. Обратите внимание на 25-й трек – Пиццикато (единственный без Уткина). Здесь все инструменты на местах просматриваются. Меня же несколько смутила зажатость картины с боков, на широкой базе слушать надо для идеального воспроизведения, а в моем летнем театре сейчас не рассидишься – задувает, хорошо хоть волки не бегают (пока).


--------------------
Посадил дед репку. А она не выросла. (Не сказка)
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Vladimir
post 23/12/2008, 23:32
Сообщение #5


Хроник
******

Группа: Участники
Сообщений: 559
Из: Питер

Аудио диски:  214  / 65
Музыкальные DVD:  7  / 3


Волки предполагаются к весне, как пишут непатриотичные экономисты 01-regular_smile.gif Запись сама по себе очень хорошая - редкая по естественности звучания, а многоканальность на выходных ещё раз прогоню, пока из старых впечатлений.
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post

Reply to this topicTopic OptionsStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0
 

Сейчас: 15/10/2018 - 17:34