Blu-ray Портал SACD Портал DVD-Audio Портал DTS Портал DVD Портал DualDisc Портал
Многоканальная Музыка (Surround SACD & DVD-Audio)

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Купить диски можно в интернет-магазинах
 Forum Rules Правила раздела

 
Reply to this topicStart new topicStart Poll

Древовидный · [ Стандартный ] · Линейный

> Messiaen / Hebrides Ensemble "Chamber Works", SACD

Оцените многоканальную запись:
 
10 [ 1 ] ** [100.00%]
9 [ 0 ] ** [0.00%]
8 [ 0 ] ** [0.00%]
7 [ 0 ] ** [0.00%]
6 [ 0 ] ** [0.00%]
5 [ 0 ] ** [0.00%]
4 [ 0 ] ** [0.00%]
3 [ 0 ] ** [0.00%]
2 [ 0 ] ** [0.00%]
1 [ 0 ] ** [0.00%]
Всего голосов: 1
Гости не могут голосовать 
Подписка на тему | Сообщить другу | Версия для печати
Elephantus
post 3/07/2009, 16:54
Сообщение #1


Млекопитающее
******

Группа: Участники
Сообщений: 4,579
Из: МО Курганье

Аудио диски:  552  / 273
Музыкальные DVD:  51  / 20


Olivier Messiaen / Hebrides Ensemble "Chamber Works" SACD
including QUATUOR POUR LA FIN DU TEMPS

Messiaen / Hebrides Ensemble "Chamber Works" , SACD

Genre: Classical – Instrumental

Гибридный SACD 5.1

Total time 73:59

HEBRIDES ENSEMBLE:
William Conway - artistic director; cello
Alexander Janiczek – violin
Sarah Bevan Baker – violin
Catherine Marwood – viola
Rosemary Elliot – flute
Maximiliano Martin – clarinet
Philip Moore - piano
    Quatuor pour la fin du Temps (Quartet for the end of Time)
  1. I Liturgie de cristal (Liturgy of crystal) 2.42
  2. II Vocalise, pour l'Ange qui announce la fin du Temps (Vocalise for the Angel who announces the end of Time) 4.34
  3. III Abîme des oiseaux (The Abyss of the birds) 6.52
  4. IV Intermède (Interlude) 1.43
  5. V Louange à l'Éternité de Jésus (Praise to the Eternity of Jesus) 7.35
  6. VI Danse de la fureur pour les sept trompettes
    (Dance of fury, for the seven trumpets)
    6.10
  7. VII Fouillis d'arcs-en-ciel, pour l'Ange qui annonce la fin du Temps
    (Cluster of rainbows, for the Angel who announces the end of Time 7.02
  8. VIII Louange à l'Immortalité de Jésus (Praise to the immortality of Jesus) 8.32
  9. Thème et variations 10.40
  10. Pièce pour piano et quatuor à cordes 3.16
  11. Fantaisie 8.16
  12. Le Merle noir 6.06

Recorded at St Mary's Church, Haddington, 17th - 20th March 2007
Produced and Engineered by Philip Hobbs
Post-production by Julia Thomas at Finesplice, UK


Linn Records (СKD 314, 6 91062 03142 7), 2007
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Elephantus
post 3/07/2009, 17:06
Сообщение #2


Млекопитающее
******

Группа: Участники
Сообщений: 4,579
Из: МО Курганье

Аудио диски:  552  / 273
Музыкальные DVD:  51  / 20


Цитата( буклет )
Quatuor pour la fin du Temps

Inspired by the visionary language of the Apocalypse, evoked in the movement titles, Messiaen's Quatuor pour la fin du Temps is one of the most remarkable works to have come out of World War II, composed by a musician whose religious faith was a constant inspiration, even in the most arduous circumstances. In May 1940 the German army entered France, and Messiaen was among the thousands of French soldiers rounded up by the Germans: he was taken to a makeshift camp in a huge field to the west of Nancy. There he met other musicians, including the clarinettist Henri Akoka and the cellist Etienne Pasquier. This produced an immediate burst of creativity from Messiaen: as Pasquier later recalled, "Messiaen composed a solo clarinet piece for Akoka which was to become the third movement of the Quatuor -'Abîme des oiseaux.'"

In July 1940, Messiaen, Akoka and Pasquier were transported to Stalag VIII-A, a Prisoner of War camp near Görlitz, about 70 miles east of Dresden. Two movements of what was to become the Quatuor had earlier incarnations: the 'Louange' for cello reused music from the Fête des belles eaux (written in 1937 for an ensemble of six Ondes Martenot), and the final violin 'Louange' as the second part of the Diptyque for organ (1930). The 'Intermède' was the first movement to be written in Stalag VIII-A, and it was rehearsed by Akoka, Pasquier and the violinist Jean Le Boulaire in the camp's washrooms in September 1940. Once the authorities found a piano for Messiaen, he got down in earnest to composing the rest of the Quatuor, using manuscript paper provided by one of the guards: Hauptmann Karl-Erich Brüll.

The instruments available to Messiaen presented a challenge in terms of blend and balance, and his solution was to present them in different combinations: solo (clarinet), in duos (cello and piano, violin and piano), and trios (clarinet and strings). After the extraordinary opening movement, the whole ensemble next plays together in the sixth movement, but in vehement unison and octaves; it's only in the seventh movement that the full power of the ensemble is unleashed.

Messiaen recalled how he wrote the Quatuor in an interview with Antoine Goléa:
Цитата
In the Stalag with me were a violinist, a clarinettist and the cellist Etienne Pasquier. I wrote an unpretentious little trio for them which they played to me in the washrooms, because the clarinettist had kept his instrument and someone had given the cellist a cello with three strings. Emboldened by this first experiment, called 'Intermède', I gradually added the seven movements which surround it, and it is thus that my Quatuor pour la fin du Temps has a total of eight sections. ... An upright piano was brought into the camp, very out of tune, the keys of which seemed to stick at random. On this piano I played my Quatuor pour la fin du Temps, in front of an audience of five thousand people - the most diverse mixture of all classes in society - farmworkers, labourers, intellectuals, career soldiers, doctors and priests. Never have I been listened to with such attention and such understanding.

This stirring account needs to be treated with a little caution. Two important details were corrected by the cellist Etienne Pasquier, (interviewed by Hannelore Lauerwald), about the size of the audience and the state of his cello:
Цитата
[The first performance of the Quatuor took place] in the hut that we used as the theatre. ... All the seats were taken, about four hundred in all, and people listened raptly, their thoughts turning inward, even those who may have been listening to chamber music for the first time. The concert took place on Wednesday, 15 January 1941, at six in the evening. It was bitterly cold outside the hut, and there was snow on the ground and on the rooftops. ... Messiaen repeatedly claimed that there were only three strings on my cello, but in fact I played on four strings.

A review appeared in Lumignon, the French-language camp newspaper, on 1 April 1941. Under the headline 'Première at the Camp', this gives a fascinating description of the audience reaction, and recognizes that something special had taken place:
Цитата
It was our good fortune to have witnessed in this camp the first performance of a masterpiece. And what's strange is that in a prison barracks we felt just the same tumultuous and partisan atmosphere of some premières: latent as much with passionate acclaim as with angry denunciation. And while there was fervent enthusiasm on some rows, it was impossible not to sense the irritation on others. Reminiscences of the time speak of a reaction like this when one evening in 1913 at the Théâtre des Champs-Elysées, Le Sacre du printemps was first performed. It's often a mark of a work's greatness that it has provoked conflict on the occasion of its birth. ... The last note was followed by a moment of silence which established the sovereign mastery of the music.


Music for Violin and Piano: Theme and Variations; Fantaisie

Messiaen wrote his Theme and Variations in 1932 as a wedding present for his new bride, Claire (Louise) Delbos - a talented musician in her own right. They married in June 1932 and moved into a new home at 77, rue des Plantes, on the southern fringes of the city. It was there that Messiaen composed the Theme and Variations, finishing it just in time for the première, given by Delbos and Messiaen, at a concert of the Cercle Musical de Paris on 22 November 1932 (which was also Claire's birthday). The review in Le Ménestrel described the new piece as "aspiring continuously to a spiritual world - there is great nobility here, but writing this kind of music is not without risks." Another early review in the same journal praised Messiaen's craftsmanship, describing the work as "solidly constructed by a musician who has studied counterpoint thoroughly and who knows how to find interesting musical ideas."

The young Messiaen wrote to his friend and former classmate Jean Langlais before the concert, inviting him to come along to "make lots of enthusiastic noise and try to get the piece encored, as it is one of my best." Over the next few years, Delbos and Messiaen played the piece a number of times, and it was published in 1934. In terms of structure, this is one of Messiaen's more straightforward works: the theme is stated quietly and is followed by four increasingly animated variations, leading to a fifth which is a rapturous restatement of the opening, with the violin playing the theme an octave higher. But though the form may be quite traditional, the sound world of this early work is entirely Messiaen's own. The Theme and Variations was Messiaen's first piece of instrumental chamber music. Unusually, its dedication was expressed in musical notation: his pet-name for Claire was 'Mi' and the first edition of the score prints this as the note 'E' ('Mi' in French), the highest open string on a violin.

In 1933, Messiaen wrote another piece for violin and piano to play in concerts with Claire. The Fantaisie was long thought to have been lost, but it was rediscovered by Yvonne Loriod-Messiaen among the composer's papers, and published early in 2007 by Durand. The first known performance - listed as the '1re audition' in the Guide du Concert - took place at the Schola Cantorum in Paris on 18 March 1935, played by Delbos and Messiaen. Composed at the same time as L'Ascension, it is a freer work than the Theme and Variations, beginning with bold piano octaves that are followed by a descending motif on the violin, and then a long arching melody. The Fantaisie develops and repeats these three ideas, ending with a passionate restatement of the arching theme, and a quick coda which ends the piece with robust and traditional G major chords.

During the early 1940s Claire's mental health and her increasing emotional instability were causes for grave concern, and Messiaen was occasionally obliged to work at the homes of friends in order to compose in comparative peace and quiet. Claire's story has a tragic and poignant end. In 1949 she lost her memory after a hospital operation and a few years later was moved into a nursing home for specialist care. Messiaen visited her devotedly every Sunday, taking her small gifts such as painting equipment; but she gradually declined further and died in April 1959.

Le Merle noir
Le Merle noir - The Blackbird - was composed in March 1952 as the test piece for the flute class at the Paris Conservatoire. Messiaen took the opportunity to make an important stylistic departure in this work: it the first of his pieces to attempt a detailed depiction of a specific named bird. The first performances - in June 1952 -were given at the flute concours by the most promising members of Gaston Crunelle's flute class that year. One of them was the British flautist Alexander Murray, who recently shared his memories of the piece in with the present writer:
Цитата
We saw it for the first time four weeks before the concours and then dissected it four times a week with Gaston Crunelle. There were four morning classes - normally we each went to two, but as the concourants were the only students remaining after the preliminary (accessit) exam we had the benefit of the week's quota of lessons. Noël Lee, a pupil of Nadia Boulanger, was our accompanist, and was present daily for the last week. He had analysed the last section and demonstrated the rhythmic permutations - which did not make life easier - however, his utter reliability made memorising less of a problem. We all played from memory. ... I was awarded a premier prix (I think the first British student to be so lucky).... Messiaen was present in class at least once, as I remember, and of course at the concours
.

Pièce pour piano et quatuor à cordes

Alfred Schlee (1901-1999) was a legend in the world of music publishing - one of the leading lights of Universal Edition in Vienna, and a loyal supporter of Messiaen's music. Messiaen and Yvonne Loriod gave house concerts at Universal Edition's offices in 1946 and 1947, and in the 1950s, Universal Edition published two important pieces by Messiaen: Cantéyodjayâ and Oiseaux exotiques - both thanks to Dr Schlee's enthusiasm. When Dr Schlee celebrated his ninetieth birthday with a concert in Vienna on 18 November 1991, twenty distinguished composers wrote pieces for a
concert. Messiaen, in the last year of his life, was too frail to attend; but he was one of the distinguished composers - along with Boulez, Berio, Kurtág and others - who wrote a work celebrating the occasion. The result was the Pièce for piano and string quartet, in which jagged chords and more lyrical phrases alternate with the rapid song of one of Messiaen's favourite birds, the Garden Warbler.

© Nigel Simeone, March 2008
Nigel Simeone is professor of historical musicology at Sheffield University. He has written extensively on Messiaen and is co-author (with Peter Hill) of the widely acclaimed Messiaen (Yale Univeristy Press, 2005), and a monograph on Messiaen's Oiseaux exotiques (Ashgate, 2007).


Цитата( Л.М. Кокорева. История зарубежной музыки )
Квартет на конец времени (1941) останется уникальным свидетельством драматических обстоятельств, в которых он был создан. В 1939 году, едва Мессиан закончил еще один грандиозный цикл для органа Тела нетленные, началась Вторая мировая война. Композитор был призван в армию простым солдатом. После разгрома французской армии под Верденом он попал в плен и был заточен в силезский концентрационный лагерь для военнопленных близ Гёрлица (ныне территория Польши). В лагере разделил тяжкую судьбу всех узников, голод и холод, тем не менее выстоял сам и помогал выстоять многим своим собратьям. Свидетельством необычайного мужества и силы духа Мессиана стало сочинение в лагере одного из самых значительных произведений - Квартета на конец времени для кларнета, скрипки, виолончели и фортепиано (в лагере нашелся  немецкий офицер - любитель  музыки, который снабдил Мессиана карандашом и бумагой). Выбор нетрадиционного инструментального состава был определен присутствием в лагере кларнетиста, виолончелиста, скрипача и пианиста (самого композитора). Квартет был исполнен на открытом воздухе в тридцатиградусный мороз зимы 1941 года в присутствии пяти тысяч военнопленных. Так композитор сражался за то, чтобы выжить, и помогал своей музыкой выжить другим. «Никогда позднее, -комментировал композитор, - меня не слушали с таким вниманием и таким пониманием» (Halbreicb H. Olivier Messiaen).

В качестве программы Мессиан предпослал квартету строки из Апокалипсиса: «И увидел я ангела, полного сил, спускающегося с неба и одетого в облако с радугой на голове. И лицо его было как солнце, а ноги - как огненные колонны. Он поставил правую ногу на море, левую - на землю, поднял руку и обратился к тому, кто живет во веки веков, и сказал: не будет больше времени, но при звуках трубы седьмого Ангела тайна Божия свершится» [Гл. 10: 5, б].

Кроме того, как говорил сам Мессиан, в названии отражен и некий художественный рубеж: это конец классического времени. Не случайно в предисловии к квартету помещена Маленькая теория моего музыкального языка. Особый акцент композитор делает на объяснении ритмической организации пространства с помощью добавочной и отнятой длительности, ритмических канонов, ритмических педалей, принципа изометрии и т. п.

Необычна трактовка самого жанра квартета как программного многочастного цикла. Восемь частей имеют названия: I. Литургия кристалла; II. Вокализ для Ангела, возвещающего конец Времени; III. Бездна птиц; IV. Интермедия; V. Хвала предвечности Иисуса; VI. Танец ярости для семи труб; VII. Хаос радуг для Ангела, возвещающего конец Времени; VIII. Хвала бессмертию Иисуса. Помимо названий, к каждой части композитор предпослал комментарий.

Драматургия цикла основана на контрастном противопоставлении образных сфер и повторяемости контрастов: возвышенной медитативной лирики (I, V, VIII части), драматической сферы, символизирующей могущественного Ангела (II, VII), скерцозной сферы, воплощенной через ритуальный «варварский» танец (IV, VI). Особняком стоит пантеистическая III часть, посвященная только птичьему пению. Между отдельными частями (II и VII, IV и VI) имеются и тематические арки. V и VIII связаны одинаковым типом фактуры.

Контрасты между частями подчеркнуты тембровыми средствами. Квартетное письмо здесь далеко от традиционного, ибо для каждой части Мессиан избрал индивидуальное тембровое решение: весь состав квартета играет не во всех частях, а только в I и II (в крайних ее частях), VI и ряде фрагментов VII. Лирические V и VIII части основаны на монодии струнных с аккомпанементом (виолончель и фортепиано - в V, скрипка и фортепиано - в VIII). IV часть написана для трио без фортепиано, III - для соло кларнета. VI часть полностью монодическая, все инструменты играют в унисон. Уже все это свидетельствует о новом подходе к жанру квартета.

I часть - Литургия кристалла - играет роль пролога. Авторский комментарий в партитуре: «Около 5 часов утра солист импровизирует, окруженный звучащей пылью, трели теряются высоко в деревьях. Перенесите все в план религиозный, и вы получите тихую гармонию неба». Вся музыкальная ткань составлена из четырех пластов, оставляющих ощущение пространственного звучания. Строгая организация материала скрыта под обликом импровизационности. Фортепиано излагает красочные аккорды, словно падающие кристаллы. Это ритмическая и гармоническая педаль. Ее своеобразие состоит в том, что 29 аккордов падают на 17 ритмических долей. Именно здесь впервые был опробован принцип изометрии мотетов Г. де Машо, на которого ссылается сам Мессиан. Каждое новое повторение гармонической педали оказывается в новом ритмическом варианте. Партии кларнета и скрипки излагают птичьи зовы, трели, выкликания; у виолончели - таинственные глиссандо и флажолеты на мелодической педали из пяти звуков. Этими различными напластованиями ладов, ритмов композитор стремился воспроизвести радужные переливы света, краски готических соборов, щебет птиц, колокольные звоны - то есть все то, что выражает, по его мнению, «тихую гармонию неба».

II часть - Вокализ для Ангела... - можно трактовать как заменяющую в квартете сонатное allegro.(ни одна часть в квартете не написана в сонатной форме). Авторский комментарий: «Первая часть и реприза воплощают могущество грозного Ангела, середина - неосязаемую гармонию неба. У фортепиано — каскады нежно-голубых, лиловых, золотистых и зеленых аккордов, окружающих своим перезвоном отдаленное монотонное пение».
Эта часть построена на контрасте темпов (быстро -медленно - быстро) и на контрасте образных сфер: драматической и медитативной.

III часть — Бездна птиц — длинное соло кларнета. «Бездна, - комментирует автор, - это время со своими печалями и горестями. Птицы - это противоположность времени, это наше желание света, звезд, радуги и юбиляционных вокализов».
Непрерывно длящаяся монодия, смело и оригинально написанная, имитирует птичье пение - трели, зовы, крики (как пишет автор, «это пение воображаемой птицы, но напоминающей все же черного дрозда»).

IV часть - Интермедия в трехчастной форме с варьированной репризой. Это род скерцо с оттенком ритуального танца, который ему придает неуклонное повторение темы.

V часть - Хвала предвечности Иисуса - построена на непрерывно развивающейся мелодии виолончели в очень медленном темпе в сопровождении тонко колорированных аккордов фортепиано. Комментарий автора - через слова Священного Писания: «Сначала было слово и слово это - Бог».

VI  часть - Танец ярости для семи труб - еще одно скерцо в танцевальном ритме. «Все четыре инструмента играют в унисон, словно гонги и трубы (шесть первых труб Апокалипсиса возвестили о грядущих катастрофах, труба седьмого ангела возвестила об окончании таинств Бога)», - комментирует автор. В мелодическом рисунке, подготовленном темой IV части, подчеркивается излюбленный мессиановский интервал - тритон. В кружащихся фразах, тяготеющих все время к звуку fis, господствует нерегулярная метрика.

VII  часть - Хаос радуг для Ангела, возвещающего конец Времени - и образным содержанием (Ангел-провозвестник), и тематизмом перекликается с II частью. Авторский комментарий: «Пьеса посвящена Ангелу, и особенно радуге вокруг его головы (радуга - символ мира, мудрости и всех световых вибраций)». По функции эта часть играет роль обобщающего финала, выступающего кульминацией драматической сферы, связанной с концом времени и кульминацией всего квартета. Эта часть наиболее сложна по форме и разработке тематического материала (форма этой части близка рондо).

Однако главный итог всей философской концепции сочинения заключен в «эпилоге» (VIII часть) - возвышенной медитации, где проникновенный голос скрипки в сопровождении фортепиано славит бессмертие Иисуса.
Квартет на конец времени - одна из художественных вершин творчества Мессиана и принадлежит к числу самых репертуарных его произведений.

……………………………..
Третий период творчества Мессиана (1953-1960) посвящен «птичьей» тематике. Еще студентом консерватории он последовал совету своего профессора по композиции Поля Дюка: «Слушайте птиц, это великие учителя», и с юного возраста стал записывать их пение. Птичьи образы встречались и ранее в различных произведениях композитора начиная с Рождества. Но это были не персонифицированные персонажи с ремаркой «птичье пение». С 1950-х годов появляются произведения, целиком посвященные птичьему пению, в которых автор выводит конкретных птиц: Черный дрозд для флейты и фортепиано, Каталог птиц для фортепиано, Пробуждение птиц для фортепиано и оркестра, Экзотические птицы для фортепиано и оркестра духовых, Хронохромия для оркестра. Птицы для Мессиана - живые голоса природы и вместе с тем самые «музыкальные» представители природного мира.

«Это то, в чем заключается для меня музыка, - сказал Мессиан в Беседах с Клодом Ростаном. - Музыка свободная, безымянная, импровизируемая для удовольствия, чтобы приветствовать восход солнца, чтобы пленить возлюбленную, чтобы возвестить всем о том, что луг или ветка принадлежат зам, чтобы остановить все споры, распри, соперничество, чтобы отдавать все силы и кипящую энергию любви и радости жизни...» (Halreich H. Olivier Messiaen).


При всем музыкальном различии Конец времени перекликается с Реквием Бриттена. Оба связаны, хотя каждый по своему, с темой войны. И то и другое произведение построены на контрастах. Только в Реквиеме ангелочки, а здесь Ангел (Апокалипсиса). Ансамбль исполняет произведение в Церкви. И не только в память о Мессиане, глубоко проникнутого верой и всю жизнь проработавшего в церкви (Св.Троицы в Париже), только в церкви можно заставить небольшой ансамбль так звучать. Громкие, низкие звуки на реверберациях убегают вверх, в купол. Но тихие, высокие, остаются перед вами. Вряд ли, там в концлагере Оливье предполагал такое, хотя может про себя и слушал такое. Особенно заметно на рояле (мессиановский инструмент), звук которого то ускользает вперед, то гремит над вами.
Очень порадовал меня Линн, предыдущее, правда не классика (не считая Мессию), было выполнено слабее. Там, в неклассике, руками пытались пространство расписать, а здесь отдались естественности звучание. Далее все просто, не правда ли, ну всего-то, правильно исполнителей расставить и микрофоны поставить куда нужно. Эка – работа?! Ну, а уж музыканты постараются.

Музыка – 10
Запись – 10
Многоканальность - 10
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post

Reply to this topicTopic OptionsStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0
 

Сейчас: 19/11/2017 - 08:08