Blu-ray Портал SACD Портал DVD-Audio Портал DTS Портал DVD Портал DualDisc Портал
Многоканальная Музыка (Surround SACD & DVD-Audio)

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Купить диски можно в интернет-магазинах
 Forum Rules Правила раздела

 
Reply to this topicStart new topicStart Poll

Древовидный · [ Стандартный ] · Линейный

> Sibelius / Ashkenazy "Symphony No.2; Tapiola; The Swan of Tuonela", SACD

Оцените диск:
 
10 [ 0 ] ** [0.00%]
9 [ 0 ] ** [0.00%]
8 [ 0 ] ** [0.00%]
7 [ 0 ] ** [0.00%]
6 [ 1 ] ** [100.00%]
5 [ 0 ] ** [0.00%]
4 [ 0 ] ** [0.00%]
3 [ 0 ] ** [0.00%]
2 [ 0 ] ** [0.00%]
1 [ 0 ] ** [0.00%]
Всего голосов: 1
Гости не могут голосовать 
Подписка на тему | Сообщить другу | Версия для печати
Elephantus
post 5/09/2009, 17:24
Сообщение #1


Млекопитающее
******

Группа: Участники
Сообщений: 4,579
Из: МО Курганье

Аудио диски:  552  / 273
Музыкальные DVD:  51  / 20


Sibelius / Ashkenazy "Symphony No.2, «Tapiola», «The Swan of Tuonela»" SACD


Sibelius / Ashkenazy "Symphony No.2; Tapiola; The Swan of Tuonela" , SACD

Genre: Classical – Orchestra

Гибридный SACD 5.0

ROYAL STOCKHOLM PHILHARMONIC ORCHESTRA
VLADIMIR ASHKENAZY (conductor)
ANDREAS LEMKE (english horn)
    JEAN SIBELIUS (1865-1957)

    Symphony No.2 in D major Op.43
  1. 1 Allegretto 10:21
  2. 2 Tempo andante, ma rubato 14:02
  3. 3 Vivacissimo 6:18
  4. 4 Finale. Allegro moderato 14:03

  5. Symphonic poem "Tapiola" Op. 112 18:47

  6. "The Swan of Tuonela" Op.22-2 8:45
    (from Legends "Lemminkäinen Suite")


    TOTAL TIME: 72:19

Recording Date: 25-29 Apr., 7-11 Nov. 2006 (Session & Live)
Recording Location: The Stockholm Concert Hall (Stockholms Konserthus)
Mixed and Mastered at EXTON Studio, Yokohama
Producer: Tomoyoshi Ezaki
Assistant Producer: Masako Teshima
Recording Director: Tomoyoshi Ezaki
Assistant Director: Masato Takemura
Balance Engineer: Tomoyoshi Ezaki
Assistant Engineers: Takeshi Muramatsu, Lubomír Nováček, Michal Závěrka


EXTON / Octavia Records (OVCL-00292, TGGS-111, 4 526977 002923), 2007
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post
Elephantus
post 5/09/2009, 17:37
Сообщение #2


Млекопитающее
******

Группа: Участники
Сообщений: 4,579
Из: МО Курганье

Аудио диски:  552  / 273
Музыкальные DVD:  51  / 20


Цитата( Коженова И.В. История зарубежной музыки )
В 1901 году в Италии композитор приступил к работе над Второй симфонией. Итальянские впечатления обогатили его творческую фантазию. В новой симфонии отразились настроения душевного подъема, ожидания грядущих социальных перемен. В период работы над симфонией были завершены также «Пять песен на стихи Рунеберга», украшением этого цикла стала песня «Возвратилась девушка с прогулки», прочно вошедшая в концертный репертуар. Широта мелодического дыхания, достигнутая в песнях, была по-иному воплощена в симфоническом тематизме Сибелиуса.

Если в Первой симфонии Сибелиус ведет поиски жанра и концепции, то Вторая, впервые прозвучавшая спустя два года (1901), стала одной из признанных вершин во всем наследии Сибелиуса. В ней окончательно определилась его оптимистическая концепция, проистекающая из глубокого постижения народной мудрости, народного мировосприятия (Некоторые финские критики того времени пытались раскрыть сюжет каждой из частей симфонии и даже предлагали дать ей программное наименование («Освободительная» симфония или «Борьба Финляндии за свободу»). Однако автор решительно отверг подобную конкретизацию). Столь же самобытны утвердившиеся в этой партитуре принципы формообразования, не укладывающиеся в традиционные нормы европейского симфонизма. Это прежде всего — прихотливость вариантного развертывания, полуимпровизационное «прорастание» тем из единого интонационного зерна; это также и свободная смена контрастирующих образных пластов, обусловленная самобытной народно-эпической традицией. Повествовательная «объективность», рожденная духом древнего эпоса, не исключает в ней мотивов глубоко личностных, лирических.

Четырехчастная Вторая симфония D-dur — самая монументальная из всех симфоний Сибелиуса. В ней воплощен широкий круг жизненных состояний — от восторженного любования природой (начало первой части, эпизоды второй и третьей) через напряженные образы страданий и борьбы (Andante, многое в скерцо) к победному ликованию финала. Единству цикла способствует интонационное родство тем: так, из начального мотива первой части (fis — е — d) впоследствии вырастают и некоторые важные мотивы Andante, скерцо и важнейшая в драматургии целого главная партия финала.

Своего рода прологом будущей драмы служит первая часть, открывающаяся задушевно-пасторальной мелодией деревянных. Эта двухголосная мелодия в духе народного наигрыша подобна воспоминанию о милом сердцу автора национальном пейзаже. Веселому напеву деревянных отвечает, как своеобразное эхо, сходный мотив валторн (в ритмическом увеличении), рождая ощущение света, необъятной шири.

Такова главная партия первой части. Важная роль в ней принадлежит пульсирующему фону струнных, основанному на скупой трихордной попевке (интонационном «зерне» всего произведения). Ладовая переменность, возникающая в процессе развертывания главной партии (D-dur - e-moll), вероятно, обусловлена особенностями финского народного музицирования.

Идиллический тон музыки нарушается более драматичными образами связующей партии (речитатив струнных) и особенно побочной — в характере тревожного клича. Громадная разработка первой части основана на резкой трансформации тем главной и связующей партий. Из валторнового «подголоска», звучавшего в главной партии, вырастает новая тема — непреклонный мотив фагота, увенчанный острой тритоновой интонацией. Эта тема, постепенно расширяющаяся, сменяется героическим шествием, выросшим из тематизма связующей партии. Хоральное звучание медных придает этому кульминационному эпизоду черты величавой патетики. Но далее — в сокращенной, динамизированной репризе — героический тон постепенно уступает место патриархальной пейзажности.

Эмоционально-образный центр симфонии сосредоточен во второй части — остроконфликтной «инструментальной драме», захватывающей почти зримой трагической действенностью. Это едва ли не самое яркое и новаторское из всех симфонических Andante Сибелиуса. В нем сочетаются острейший контраст, свойственный сонатной композиции, с оригинальным вариантным развитием. Избрав несложную структуру сонаты без разработки, композитор существенно обновил ее в соответствии со своим драматическим замыслом: об этом говорит и коренное переосмысление побочной партии в репризе (вместо восторженного хорала — суровая элегия на фоне остинатной траурной поступи), и оригинальность тонального плана:
А(ГП)В(ПП)А'(ГП)В'(ПП)Кода
d-mollFis-durfis-molld-molld-moll

В кульминационных моментах, построенных на резко контрастных диалогах инструментальных групп, ощущаются черты сходства с напряженными патетическими страницами поздних симфоний Чайковского.

Andante начинается тревожным pizzicato низких струнных, определяющим его балладный склад. На этом фоне развертывается главная тема — заунывный размеренный рассказ, звучащий у фаготов в октаву. Многое в этой теме выдает ее народно-песенную природу: натуральный минор, секундовые опевания тоники, повторность синонимического типа (каждая новая фраза является варьированным изменением предыдущей: a a1 а2 а3 а4), наконец, неквадратность трехтактных фраз. В репризе происходит трансформация главной темы, она излагается на этот раз в виде возбужденных перекличек трубы и флейты.

Вторая тема главной партии — Poco Allegro — и следующая за ней кульминация (аккорды медных) переключают действие в сферу героики. Особый выразительный смысл приобретает прием мощного динамического нарастания на неизменной гармонии, а также длительная «говорящая» пауза перед началом нового эпизода. Светлая хоральная мелодия побочной партии (струнные, Fis-dur) вкупе с последующей элегической темой деревянных образуют сюжетный центр всего Andante. Однако же именно эта просветленная «тема надежды» подвергается далее наибольшей трансформации, превращаясь в репризе в траурную элегию. Это скорбное настроение господствует и в драматически активной коде с ее контрастным столкновением мотивов.

Вихревое скерцо развернуто в характере мрачно-романтической тарантеллы или тревожного perpetuum mobile. Единство движения достигнуто благодаря упорным повторам основных ритмических формул и непрерывному остинато. Фантастический характер музыки выражен красочной игрой тональностей (внезапные сопоставления B-dur и As-dur). Еще один образный контраст дан в привольно певучей мелодии среднего раздела скерцо (соло гобоя), как бы перекликающейся с пасторальными образами первой части. Эта свободно льющаяся мелодия (Ges-dur) своим речитативным зачином (с многократным повторением начального звука) близка напевам финских рун. Из плавных восходящих оборотов этой темы после репризы постепенно рождается апофеозное звучание главной темы финала. В этой восторженной мелодии струнных — с настойчиво повторяемыми восходящими трихордами — по-новому утверждается лейтинтонация симфонии, ранее заявленная в пасторальной музыке первой части.

Сонатная композиция финала отличается цельностью и единством. Ее темы гимничны, они интонационно родственны, естественно продолжают друг друга. Их развитие приводит к заключительному апофеозу в коде, представляющему собой тематический синтез Лишь на мгновение атмосфера солнечного ликования сменяется грустным «поминальным» наигрышем гобоя (известно, что это: эпизод h-moll возник под впечатлением смерти одной из родственниц композитора). В целом же финал Второй симфонии покоряет своим безграничным оптимизмом, редким для европейской музыки начала века. Подобное решение финала, идущее от поэмной концепции Листа, знаменательно для этой эпохи — преобразование лирической темы в ликующий апофеоз наблюдается в симфониях Танеева и Скрябина, в концертах Рахманинова.

Весной 1902 года в Хельсинки состоялось успешное исполнение Второй симфонии. Тогда же в честь открытия Национального финского театра прозвучала новая кантата Сибелиуса «Зарождение огня» по мотивам из «Калевалы». Его музыка все чаще звучит в крупнейших городах Европы. О росте его известности свидетельствует, в частности, письмо Грига, в котором норвежский классик говорит о восхищении его вокальной лирикой. В 1903—1904 годах Сибелиус выступает в городах Англии, в Стокгольме, Риге и Таллине. В 1905 году Бузони приглашает его участвовать в цикле концертов «Современная музыка» и продирижировать Второй симфонией. В это же время к его музыке обращается А. Тосканини, ставший ее постоянным пропагандистом.

………………………………………………..

Черты стиля Сибелиуса особенно ярко представлены в «Туонельском лебеде». Автор предпослал сочинению следующее пояснение: «Туонела, царство смерти, преисподняя финской мифологии, окаймлена широкой бурной рекой. По ее черным водам плывет величавый Туонельский лебедь и, напевая, увлекает». Музыка рождает представление о безбрежных просторах северной природы, о тоскливом напеве лебедя, звучащем как магическое заклинание. Сибелиусу удалось создать образ емкий и многозначный, выявить внутреннее движение в застылости, неподвижности: пение легендарной птицы будто доносится сквозь туман, затем разрастается и в конце рассеивается и исчезает.

Стремясь к приглушенной «затуманенной» звучности, автор исключает из партитуры светлые звонкие тона; на первом плане здесь низкие тембры бас-кларнета, фагота, трепещущие звучности струнных divisi, матовая окраска английского рожка. (Соло английского рожка, окрашенное тонами печальных предчувствий, перекликается с началом третьего акта вагнеровского «Тристана».)

Музыка «Туонельского лебедя» развивается непрерывно на едином дыхании. Во вступлении у контрабасов и виолончелей зарождается аккорд (a-moll), который постепенно поднимается из глубины низкого регистра через всю струнную группу в мерцающую высь скрипок divisi. Бесцезурное перемещение тоники с подменой регистров подобно движению воздушных масс, наплывающему как седой туман. Напев английского рожка — замечательный пример бесконечно льющейся инструментальной кантилены. Зерно всей мелодии — начальный возглас, в котором распевается интонация дорийской сексты. Он заключает в себе дальнейшую ритмическую гибкость, импровизационную текучесть музыкальной ткани:

На основе песенного варьирования складывается оригинальная строфическая форма поэмы. В процессе сквозного развития происходит своего рода жанровая модуляция — начальная интонация зова преобразуется в свободную декламацию, которая трансформируется в песню и далее перерастает в траурный марш. Так возникают четыре строфы, каждая из которых излагает в ином освещении исходный тематический материал.

Все развитие направлено к кульминационной четвертой строфе (a-moll), где свободная ритмическая пульсация сменяется четкой траурной поступью. На гранях строф даны картинные эпизоды, рисующие печальный пейзаж сказочной реки. Всплески арфы, подобные переборам кантеле, передают движение волн, а возгласы английского рожка, усиленные подголосками валторн, будто гулким эхом разносятся по пустынным берегам.


На альбоме собраны наверно самые известные работы Яна Сибелиуса. «За кадром» осталась только поэма Финляндия, но она представлена на другом диске. Причем Туонельский лебедь – загадочная картина в импрессионистском стиле, относится к «популярной классике». Из четырех легенд о Лемминкяйнен как-то ее выделили. По содержанию и музыке она очевидная предшественница Острова Мертвых Рахманинова. 2-ю симфонию часто называют финской «Героической», здесь уже другие, весьма прозрачные ассоциации с еще одним автором. Ее любят исполнять и активно рецензируют. А вот Тапиола (буквально, "Царство духа Тапио"), соч. 112, симфоническая поэма, написанная в 1926 по заказу Вальтера Дамроша для Нью-Йоркского филармонического Общества, комментируют редко. Тапиола изображает страшного духа (Tapio), расположившегося за строгим финским сосновым лесом, окутавшим, изолировав, дом Сибелиуса в пригороде Ярвенпяа
Когда издатель попросил Сибелиус уточнить программу произведения, он ответил катреном:

Раскинувшийся вширь, лес северный и темный,
Таинственный и древний, ушел в свой дикий сон.
В его сенях укрылся дух могучий,
А эльфы в темноте ткут магии секрет.


Этой авторской программой обычно и ограничиваются для этой последней крупной и ну очень мистической работы композитора, хотя ему еще оставалось жить тридцать лет.
О стиле записи уже писал в первом альбоме серии. Хотя этот по звучанию в пространстве, наверно своими басовыми звуками, мне глянулся больше, а альбому одновременно записывались.

Музыка – 10
Запись – 10
Многоканальность – 6

Другие альбомы этой серии:
Sibelius / Ashkenazy "Symphonies No.1 & 3; Rakastava", SACD
Sibelius / Ashkenazy "Symphonies No.4 & 5; Finlandia", SACD
Sibelius / Ashkenazy "Symphonies No.6 & 7; Karelia; Valse triste", SACD
User is offlineProfile CardPM
Go to the top of the page
+Quote Post

Reply to this topicTopic OptionsStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0
 

Сейчас: 18/10/2018 - 08:05